<<
>>

1.3. Коммерческие банки в СССР в период НЭПа

По мысли основоположников марксистского учения, банки - это развившиеся в недрах капитализма аппараты учета и распределения, которые могут быть использованы при создании нового экономического строя.

(Банковская система, писал К. Маркс, «представляет собой самое искусное и совершенное творение, к которому вообще приводит капиталистический способ производства... В банковской системе, конечно, дана форма общественного счетоводства и распределения средств производства в общественной масштабе, но только форма» ). Путь к этому лежит через национализацию частных банков и установление государственной монополии банковского дела, через централизацию последнего в едином национальном государственном банке. После установления власти пролетариата, указывал Ф. Энгельс, необходимы: "Централизация кредитной системы и торговли деньгами в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом. Закрытие всяких частных банков и банкирских контор".

После Октябрьской революции 7 ноября 1917 г. уже 27 декабря 1917 г. ВЦИК (Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом) был принят декрет о национализации банков. Впоследствии национализация была распространена на все частные кредитные учреждения страны: акционерные коммерческие банкирские конторы, общества взаимного кредита и акционерные земельные банки. Декрет предусматривал государственную монополию банковского дела, т.е. исключительное право государства на осуществление банковского дела, на реорганизацию или ликвидацию банков и на создание новых банков.

Таким образом, в результате проведения мероприятий по национализации кредитных учреждений в банковской сфере произошли серьезные «трансформации». Объединенный с бывшими акционерными банками, ставшими государственными, Госбанк России стал называться народным банком. В январе 1918 г. был принят декрет Правительства, согласно которому все акционерные капиталы частных банков передавались народному банку на основах полной конфискации.

Все банковские акции без каких-либо ограничений аннулировались, т.е. частная собственность экспроприирована. Собственники акций, под угрозой репрессивных мер, должны были немедленно сдать их в ближайшее отделение банка: тем самым были уничтожены последние связи собственников банков с их собственностью.

В конце января 1918 г. в Петрограде было организовано 4 отделения Народного банка, которые должны были сосредоточить все счета и операции прекративших свою деятельность частных банков. Эти отделения были подчинены Петроградской конторе народного банка.

Один акт советской власти практически разрушил кредитно-банковскую систему России. Речь идет об аннулировании ценных бумаг — государственных, гарантированных и частных, которое было осуществлено рядом последовательно изданных декретов, начиная с декрета от 29 декабря 1917 г. о прекращении платежей процентов и дивидендов, о запрещении всяких сделок с бумагами и кончая декретом об аннулировании акций и паев, а также об освобождении государственных предприятий от уплаты долгов частным лицам и учреждениям, возникших до национализации. Из операций банков выпал объект, который в оборотах частных банков занимал видное место. Потери национализированных банков на аннулированных бумажных ценностях

не имели значения для советского хозяйства в целом, поскольку государственная промышленность от этого выигрывала. Институт же акций должен был быть так или иначе уничтожен.

Монополизация банковского дела в России завершилась ликвидацией иностранных банков. Только 2 иностранных банка имели в России самостоятельные учреждения. Это был американский '«Ситибанк» и- французский банк «Леонский кредит». Активы иностранных банков подлежали реализации.

Одновременно с декретом о национализации банков был принят декрет о ревизии банковских сейфов, который также имел разрушительное действие. Согласно этому декрету, все деньги, которые хранились в сейфах, подлежали занесению на текущий счет клиенту в народном банке. Кроме того, в развитие этого декрета было издано постановление Народного комиссариата финансов, согласно которому, все ценности на одно лицо, оцененные в сумме свыше 10 ООО руб., обращались в доход казны в виде чрезвычайного налога, что сыграло важную роль в ослаблении буржуазных классов.

Фактическим объектом постановлений о национализации был наиболее мощный и подвижный банковский капитал, подчинивший своему воздействию промышленность и торговлю.

Поэтому эти декреты имели огромное значение по своим последствиям не только в экономическом, но и в политическом отношении. Банковский капитал представлял собой политически наиболее враждебную для новой власти силу. По соглашению с бывшими собственниками национализированных предприятий банки после октябрьского переворота отказывали в кредите тем фабрикам и заводам, где вводился рабочий контроль. Национализировав коммерческие банки с их капиталами, новая власть учла ошибку Парижской коммуны, которая оставила в руках буржуазии Французский банк и дала ей возможность использовать денежные средства для подавления революции. Национализация банков в корне подорвала мощь русского финансового капитала, позволив новому государственному аппарату серьезно воздействовать на крупные промышленные предприятия, и

создала условия для ликвидации влияния иностранного капитала на экономику страны. Экономическое же значение национализации банков состояло в том, что новая власть получила в свои руки орудие экономического принуждения. Национализированная промышленность нуждалась в кредите, который мог быть оказан правительством при участии банков, лишь подчиненных новой власти.

Национализация банков открыла перед советской властью возможность непосредственно воздействовать на экономику страны. В частности, она способствовала усилению рабочего контроля и создала необходимые предпосылки для национализации промышленности, передела в распоряжение государства контрольные пакеты акций, принадлежавшие коммерческим банкам; создала благоприятные условия для кредитования предприятий, фактически находящихся под контролем трудящихся; позволила оказывать преимущественную финансовую поддержку национализированным предприятиям.

Ряд кредитных институтов (ипотечные учреждения общества взаимного кредита, городские общественные банки) подлежал окончательной ликвидации с запрещением производства новых операций, с передачей всей наличности Народному Банку. Назначенные в каждое учреждение ликвидационные комиссии, действовавшие, за исключением ипотечных учреждений, под надзором финотдела губисполкома, наряду с реализацией активов, могли принимать платежи и производить выплату вкладов и текущих счетов некоторым разрядам вкладчиков.

Более сложным был процесс ликвидации коммерческих акционерных банков как отдельных банковских учреждений.

Они не должны были прекратить своих операций, но подлежали реорганизации путем слияния с Народным банком. Теперь операции производились за счет и по балансу Народного Банка, по отношению к которому бывшие банки стали его филиалами. Таким образом, с этого срока бывшие частные коммерческие банки

оказались введенными в состав Народного Банка, т.е. превращены в общественную собственность.

Работа ликвидационно-технической коллегии, протекавшая под общим наблюдением Народного банка и его комиссара, объединялась особым органом при Народном Банке — Советом экспертов, в который вошли теоретики и практики банковского дела. Совет подразделялся на ряд, секций. -Им были *' разработаны основания кредита в переходный период к натуральному распределительному хозяйству, установлены формы кредитных операций: вексельная, подтоварная, бланковая, контокоррентная. Совет пришел к заключению о необходимости вести финансирование промышленности как национализированной, так и частной, с предпочтением первой и с отбором наиболее здоровых предприятий, действующих в народнохозяйственных интересах. Совет выработал основания валютной политики. Так как частные банки не ликвидировались, а реорганизовывались, то прекращение операций должно было касаться лишь тех счетов, которые потеряли право на существование при новом строе; операции же, сохранившие свои жизненные основания, могли быть продолжены и получать дальнейшее развитие; могли быть открыты и новые кредиты.

Итак, в первые дни и месяцы советская власть активно решала задачи организационного порядка — перестраивала кредит применительно к государственной форме хозяйствования и управления.

Фактически реорганизованные банки, ликвидируя большинство активных операций, стали медленно развивать новые кредитные операции, ведя их преимущественно в подтоварной форме: в основном финансировали заготовку продовольствия. Более оживленный характер носили обороты по операциям текущих счетов, расчетным и переводным оборотам. В целях развития безденежных расчетов был установлен свободный чековый оборот. Операции текущих счетов продолжали регламентироваться комиссариатом.

В результате к началу 1919 г. кредитные учреждения были частично ликвидированы, а частично реорганизованы в составе Народного Банка

Республики. Были установлены функции каждого из его отделов, из которых следовало, что Народный Банк Республики, с одной стороны, был оперативным аппаратом, с другой — регулирующим органом, осуществляющим также реорганизацию всей кредитной системы.

Необходимо отметить, что в таком виде Народный Банк просуществовал недолго. Вскоре на характер его деятельности все большее влияние стали оказывать социально-экономические сдвиги в хозяйстве, вызванные революцией. Вследствие национализации промышленные предприятия превращались в предприятия государственные, все доходы которых являлись доходами государства, а расходы — расходами государства. Устанавливалась органическая связь между финансами промышленности и государства и его бюджетом, дающая возможность общего учета государственных доходов и расходов. Бюджет превращался из чисто финансовой в народнохозяйственную смету, становился источником финансирования промышленности, которая уже не должна была иметь каких-либо не сметных (например, кредитных) источников и личных сумм (текущих счетов) в банке. Все финансирование промышленности должно было производиться в порядке исполнения сметы по государственному бюджету.

Налоги взимались в натуральной форме. Снабжение государственных промышленных предприятий происходило в централизованном порядке, безденежно. Постепенно внедрялся натуральный обмен и среди населения, отчасти в связи с обесценением денег, вызванным значительной эмиссией.

Оперативная работа Народного Банка не могла развиваться по типу рыночных отношений, поэтому банк стоял накануне глубокого преобразования. Ряд правительственных распоряжений знаменует отдельные этапы этого преобразования. Поскольку выдачи и получения банком превращались в расходы и доходы государства, полная целесообразность сосредоточения последних во всем объеме в одном кассовом аппарате вызвала решение правительства Декрет Совнаркома от 31 октября 1918 г. ) слить казначейство с учреждениями банка. После этого все выдачи банка должны были производиться по сметным расписаниям Департамента Государственного Казначейства и в пределах смет по отдельным учреждениям и предприятиям. В соответствии с этим Народный Банк прекратил выдачу ссуд национализированным предприятиям (октябрь 1918 г.) с переносом еще не погашенных ссуд на счет их сметных назначений, а затем (февраль 1919 г.) закрыл текущие счета государственных учреждений и предприятий, оставив на счетах лишь суммы, ассигнованные по государственной смете на текущий операционный период. Временно, на прежних основаниях, сохранялись операции банка лишь с предприятиями, не попавшими под действие декрета о национализации. Таким образом, в главной части своей работы Народный банк превратился в сметно-кассовый аппарат, производивший наличные выдачи лишь по сметам и так называемые оборотные перечисления из сметы одного предприятия или учреждения в смету другого за материальные ценности или за работу, полученные первым от второго.

Эта реорганизация закончилась в середине 1919 г. Постановлением Наркомфина от 4 мая 1919 г. Департамент государственного казначейства слился с Народным банком. Часть его функций была распределена между отделами банка, бухгалтерская же часть образовала бюджетный отдел банка. В связи с этим Народный банк должен был: составлять государственную роспись расходов и доходов, разрабатывать общие и специальные вопросы по бюджету и вести разработку статистических материалов по бюджету. Поскольку все обобществленное хозяйство перешло на сметный порядок, а бюджет охватил доходы и расходы хозяйственных предприятий, постольку Народный банк стал центральной сметной бухгалтерией казны и обобществленного хозяйства и их центральной кассой, утратив в действительности функции кредитного распределителя и осуществляя не банкнотную, но казначейскую эмиссию. За Народным банком сохранилось только имя банка.

Затем, уже в октябре 1919 г., были изданы: постановление о губернских и уездных финансовых отделах, по которому отделения Народного банка прекратили самостоятельное существование и превратились в подотделы местных финорганов, и положение о бюджетно-расчетном управлении. Название банка было упразднено, а его бывшее центральное учреждение стало незначительной частью этого управления, обслуживающего правительственные учреждения и народнохозяйственные операции в сметном, бюджетном и кассовом отношении. Часть отделов Народного банка была закрыта, часть перешла в аналогичные отделы бюджетно-расчетного управления, например кооперативный отдел.

Этим закончился к 1920 г. цикл ликвидации банковского кредита и превращения кредитного аппарата в орган центрального учета. В таком виде и с такими функциями аппарат существовал до введения новой экономической политики.

После захвата Госбанка России и национализации коммерческих банков возникла проблема, связанная состоянием и развитием денежного обращения. Новое правительство в области денежного обращения приняло резолюцию, которая заключалась в следующем: устранение влияние денег на соотношение хозяйственных элементов и искоренение частных финансовых учреждений.

В 1918 - 1920 гг. в стране была осуществлена политика «военного коммунизма». Она продолжалась вплоть до перехода к новой экономической политике. Его основные черты: продовольственная диктатура и продразверстка выражались в следующем:

Прямом продуктообмене между промышленностью и сельским хозяйством.

Замене частной торговле государственным распределением продуктов по карточкам.

Отказе от использования денег и натурализации хозяйственных отношений, если одной из сторон выступает государственные или кооперативные организации и уравнительной оплате труда.

Продразверстка предусматривала безвозмездное изъятие у крестьян всех продуктов, за исключением той части, которая была необходимой для собственного потребления и воспроизводства в следующем году. Она явилась решающим фактором натурализации экономических связей и сужении сферы функционировании денег. В 1920 г. отменена плата за продукты питания, отпускаемые государством населению, за возможные почтово-телеграфные услуги, за жилищно-коммунальные услуги. Бесплатно предоставлялись услуги транспорта. Т.о. деньги еще больше потеряли свое значение. Новое советское правительство считало, что вновь создаваемое социалистическое государство должно жить и развиваться без использования денег.

Руководители государства считали необходимым также изменить и упростить банковские операции, чтобы это привело к полному уничтожению банков и превращению их в центральную бухгалтерию коммунистического хозяйства.

В условиях натурализации хозяйственных отношений, обесценивание денег, установление сметного финансирования, происходило резкое сокращение чисто банковских операций. Народный банк все больше превращался в орган, осуществляющий сметно-расчетные операции и его существование стало нецелесообразно. В январе 1920г. Народный банк республики был упразднен, а его активы и пассивы переданы Народному комиссариату финансов.

Таким образом, в советской республике была ликвидирована банковская система, существовавшая в царской России, и в российской советской социалистической республике не осталось ни одного кредитного учреждения.

В середине 1921 г., с окончанием гражданской войны, наметился четкий перелом в экономике. Сущность новой экономической политики заключалось в восстановлении товарно-денежных отношений, но не в стихийных формах, а на основе регулирования государственной властью. Необходимость нэпа обусловливалась тем, что национализации в 1918—1920 гг. была подвергнута лишь центральная часть хозяйственного аппарата: промышленность, транспорт, кредит. Сельскохозяйственный сектор и торговля остались вне огосударствления и фактически сохранили частнохозяйственную собственность. Поскольку немедленное вытеснение из этих сфер товарно- денежных отношений с заменой их национализированным хозяйством было экономически невозможно, экономика страны имела двойственный характер: сохраняла элементы частнохозяйственных и товарно-денежных отношений. Поэтому новая экономическая политика требовала перевода государственных предприятий на коммерческий расчет. Тресты стали выступать на рынке как самостоятельные хозяйственные единицы, способные к заключению разного рода сделок, в том числе и кредитных. Так как период нэпа был обусловлен как переходный период к социализму, то восстановление товарно-денежных отношений должно сопровождаться построением и регулированием хозяйственного оборота в таком направлении, чтобы хозяйственные единицы, основанные на частной собственности, могли последовательно, безболезненно для общества замещаться государственным хозяйством.

Таким образом, нэп не только создавал базу для восстановления кредитно-денежной системы, но и предопределил направление кредитной политики.

Банковская система продолжала функционировать. Во время "военного коммунизма" некоторые операции, осуществляемые банками, фактически не прекращались. Расчетные и зачетные обороты по сметам, производившиеся по чекам (приказам на перечисление), составляли одну из главнейших функций бюджетно-расчетного аппарата. Централизация финансово-сметного управления предрешала широкое распространение расчетных операций, проведение которых составляло одно из главных назначений банков. Еще в период, когда изменение экономической политики не было возможным, под давлением требований практической целесообразности восстанавливались отдельные операции, обычно производящиеся банками или требующие их участия. Некоторые банковские операции постепенно проникали в хозяйственный оборот, что подготовило почву для решения вопроса о кредитно-банковском аппарате в полном объеме.

В это время стали создаваться различные кредитные учреждения (Покобанк, Дальбанк), что носило во многом стихийный характер. Банки возникали в силу практических требований и интересов данной отрасли хозяйства, причем и здесь случайные обстоятельства, при отсутствии определенной системы учредительства, играли свою роль. Трудно сказать, была ли эта стихийность неизбежным путем эволюции кредитно-банковской системы, в которой тенденции к единству с течением времени опять взяли перевес. Нельзя, однако, отрицать, что в первые годы нэпа необходимость всемерного развития производительных сил на основе хозяйственного расчета и инициативы, задача их максимального финансирования в значительной степени предопределяли политику множественности банков.

В период гражданской войны и военного коммунизма практически прекратилось промышленное производство товаров широкого потребления. В упадок пришла вся российская промышленность. К началу 1924г. объем промышленной продукции составил 17% уровня 1913г. Для выхода из кризиса и подъема экономики следовало перейти от сугубо централизованных методов управления экономикой к региональным. И в марте 1921г. правительство приняло решение о переходе к новой экономической политике - НЭПу.

Для восстановления и развития торговли требовалось широкое использование товарно-денежных инструментов: денег и кредита во всех отраслях хозяйственной жизни страны. Необходимо было добиться устойчивости денег и организовать кредитование восстанавливаемого хозяйства. С этой целью в октябре 1922г. правительство учредило Государственный банк, который был призван содействовать при помощи кредита развитию производительных сил города и деревни, товарооборота и установлению правильного денежного обращения.

Когда создавался Госбанк России, предполагалось, что он будет единственным кредитным учреждением России. Однако уже первый год нэпа показал, что быстрое и всестороннее развитие товарно-денежных отношений в стране диктовало необходимость создания ряда кредитных организаций для

обслуживания потребностей экономики вместе с Госбанком.

Такая необходимость обуславливалась следующими обстоятельствами:

Привлечение в максимально полной мере всех свободных средств кооперации и населения для кредитования хозяйства, так как один Госбанк не мог справиться с этой огромной задачей; он мог привлечь средства лишь в порядке вкладов и открытия счетов, тогда как имелась еще одна возможность привлечения средств, а именно: создание кредитных организаций путем формирований их капиталов за счет реализации акций и создание организаций кредитной кооперации;

Наиболее полная аккумуляция временно свободных средств государственных предприятий. Эта задача могла быть успешно разрешена лишь при условии конкретизации форм и методов аккумуляции средств применительно к разным отраслям хозяйства и при условии хорошей осведомленности банков о состоянии финансов предприятий соответствующих отраслей народного хозяйства;

Важная роль дифферентации форм и методов кредитования с учетом особенностей деятельности отдельных предприятий.

Таким образом, необходимость создания кроме Госбанка еще нескольких кредитных учреждений вызывалась специфическими условиями начального периода нэпа: слабым развитием товарно-денежных отношений и острым недостатком оборотных средств. Госбанк не мог один создать разветвленную сеть, мобилизовать денежные ресурсы.

Поэтому в целях более полной мобилизации внутренних ресурсов, поднятия уровня обеспеченности кредитами народного хозяйства, равно как и дифференциации форм и методов кредитования, в течение 1921-1925 гг. под эгидой Госбанка в стране создается разветвленная система специализированных банков и кредитных учреждений других видов. В ее состав вошли (по состоянию на 1 октября 1925 г.): Госбанк; акционерные банки (Промбанк, Электробанк, Внешторгбанк и др.); кооперативные банки; коммунальные банки (Цекомбанк и местные коммунальные банки); система сельскохозяйственного кредита. (Центральный сельскохозяйственный банк, республиканские банки и общества сельскохозяйственного кредита); кредитная кооперация; общества взаимного кредита; сберегательные кассы.

В своей преобладающей части советские кредитные учреждения являлись государственной собственностью. Меньшая часть - принадлежала кооперативам. И только общества взаимного кредита были учреждениями капиталистического типа.

В складывавшейся кредитной системе страны второе место (после Госбанка) занял Торгово-промышленный банк (Промбанк), основанный в октябре 1922 г. в форме акционерного общества. Его главной задачей стало обеспечение кредитования государственной промышленности. К концу 1926 г. он имел 89 филиалов. В 1923-1926 гг. в операциях этого банка преобладали краткосрочные кредиты. По состоянию на 1 октября 1926 г. им было выдано ссуд на общую сумму 350 млн руб, в том числе краткосрочных на 322 млн руб, а долгосрочных на 28 млн руб. Кроме того, вслед за Промбанком был создан Электробанк (1924 г.), который за счет бюджетных, ведомственных и собственных средств осуществлял финансирование и кредитование работ по электростроительству. В его кредитных операциях преобладали краткосрочные ссуды.

В целях содействия восстановлению и развития сельского хозяйства, равно как и преобразованию его на новых началах, в 1923-1925 гг. создается система сельскохозяйственного кредита - по схеме: Центральный сельскохозяйственный банк СССР - республиканские банки сельхозкредита (в республиках) - общества сельхозкредита (в губерниях). Как союзный, так и республиканские банки организовывались на акционерных началах с преобладанием государственных средств. (Основными учредителями, например, Центрального сельскохозяйственного банка являлись Наркомфин СССР и наркоматы земледелия союзных республик). Центральный сельхозбанк выдавал ссуды (долгосрочные и краткосрочные) предприятиям или организациям непосредственно или через республиканские банки и общества сельхозкредита. Трудовому крестьянству и колхозам ссуды отпускались на льготных условиях. Кредитные вложения Центросельхозбанка в 1925 г. возросли по сравнению с 1924 г. в 3,4 раза. При этом большая часть средств (89,3%) была выдана на производственные цели.

Важным звеном кредитной системы времен нэпа являлись кооперативные банки. В целях содействия кредитами развитию потребительской кооперации в 1922 г. был организован на паевых началах Банк потребительской кооперации РСФСР (Покобанк). В 1924 г. он был преобразован во Всероссийский кооперативный банк (Всекобанк). Последний осуществлял кредитование (как долгосрочное, так и краткосрочное) всех видов кооперации.

Достаточно большое внимание, которое Советская власть уделяла организации и развитию кооперативных банков, объяснялось тем, что, при их содействии намечалось образование и расширение сети кооперативных предприятий и организаций в стране. "Ряд привилегий, - писал В.И. Ленин, - экономических, финансовых, банковских - кооперации; в этом должна состоять поддержка нашим социалистическим государством нового принципа организации населения".

Особенности нэповской экономики вызвали к жизни, кроме банков, также ряд других кредитных институтов. Так, в начале 1922 г. возникла кредитная кооперация (в форме кредитных товариществ). Целью создания кредитной кооперации было обслуживание производственных нужд мелких и средних производителей путем предоставления льготных ссуд, целесообразного объединения денежных средств как отдельных членов товарищества, так и сторонних юридических и физических лиц. Также, кредитно- кооперативные товарищества покупали, продавали и хранили ценные бумаги, выдавали ссуды на непроизводственные цели, осуществляли снабженческо- сбытовые и торговые операции, что, безусловно, играло существенную роль в восстановлении товарно-денежных отношений.

Наличие в период частного сектора в промышленности и торговле обусловило то, что 1922 г. с разрешения властей, были образованы частные кредитные учреждения - общества взаимного кредита. В них объединялись средние и мелкие промышленники, частные торговцы, некооперированные ремесленники и кустари. В уставном капитале обществ 51% его суммы принадлежал пайщикам - государственным организациям и 49% - представителям частного капитала. В соответствии с Уставом общества взаимного кредита: а) аккумулировали временно свободные средства частного капитала; б) выдавали краткосрочные ссуды клиентам. Вся их деятельность в этом отношении находилась под контролем Наркомфина и Госбанка и регулировалась ими.

Наконец, в декабре 1922 г. в стране были вновь открыты государственные сберегательные кассы. В порядке обслуживания населения сберкассы стали выполнять операции по приему вкладов, страхованию зарплаты, по выдаче вкладов и т.д. Свободные средства, аккумулировавшиеся в сберкассах на текущих счетах вкладчиков, пополняли ресурсы государства, которые использовались им (в разных формах) на народнохозяйственные нужды.

В ноябре 1922 г. как первый шаг в привлечении иностранного капитала, для работы в приемлемых для него условиях, был учрежден Российский коммерческий банк - Роскомбанк. Акционерный капитал банка был определен в 10 млн. рублей золотом. Акции приобреталась шведскими юридическими и физическими лицами. Основная цель учреждения Роскомбанка заключалась в содействии российским торгово-промышленным организациям в деле их коммерческих оборотов с зарубежными странами. Однако фактически он осуществлял преимущественно кредитование частной внутренней торговли.

В 1924 г. акции, принадлежащие шведским юридическим и физическим лицам, были выкуплены Наркомвнешторгом и Госбанком, и вскоре Роскомбанк был преобразован в банк для внешней торговли - Внешторгбанк, которому было разрешено открыть контору в Ленинграде, а также ряд отделений в промышленных центрах.

В январе 1923г. местным органом власти было предоставлено право организовать коммунальные банки в акционерной форме при обязательном сохранении за собой не менее 51% общего числа акции. В последствии коммунальные банки были преобразованы в городские. На 1 октября 1925г. в СССР насчитывается около 40 городских банков, среди них первое место занимал Мосгорбанк, имевший в Москве и московской губернии 83 отделения. В этом же году начали функционировать еще 9 городских банков, крупнейшим из которых был ленинградский.

В 1925г. начал свою работу Центральный банк коммунального и жилищного строительства — Цекобанк. Он был организован с целью содействия развитию жилищно-коммунального строительства и объединения деятельности всех уже существующих городских банков.

Сдвиги в развитии спецбанков, и частности Промбанка, были обусловлены двумя основными причинами. Во-первых, все свободные средства и накопления, особенно в промышленности, стали обращаться не на увеличение основного капитала. Расширение последнего производилось вначале стихийно и неорганизованно, пока не была поставлена задача индустриализации. Затраты на переоборудование, не имея определенного источника, производились из общих оборотных средств промышленности. В результате не только задерживалось отложение ее средств на текущих счетах, но вызывался даже отлив по счетам. Во-вторых, будучи построенным на базисе распределения внутриотраслевых средств, каждый спецбанк был непосредственно связан с состоянием обслуживаемой им отрасли и зависим от ее финансового положения. В периоды напряжения, выражающегося в повышенных требованиях кредита и использовании кассовых резервов (текущих счетов в спецбанке), это напряжение непосредственно переходило на спецбанк, лишая его возможности ответить запросам своей клиентуры и дать им необходимую кредитную поддержку. По своей конструкции спецбанк, представляя финансы лишь своей отрасли, не был представителем общею финансового рынка, с помощью которого могло быть разрешено финансовое напряжение отрасли. Поэтому после аккумуляции всех ресурсов своей клиентуры и удовлетворении потребностей в кредитных ресурсах оставшихся клиентом спецбанк неизбежно переходил на более медленные темпы, а при значительном росте финансовых потребностей даже стоял перед риском разорения.

Кроме того, были и другие причины. В 1924—1926 гг. обнаружилась несовместимость банковской системы с общими построением народного хозяйства. Каждый банк стремился достигнуть максимального влияния на хозяйственный оборот, создавая рыночную конкуренцию между собой. Особенно четко выраженный характер имела конкуренция за вклады и текущие счета. Скрытое повышение процентов по вкладам, предоставление особых льгот, даже принуждение клиентуры — в такие формы вылилась борьба. Одной их частных форм проявления этой борьбы было интенсивное открытие филиалов конкурирующими банками.

В условиях конкуренции стали осложняться взаимоотношения между спецбанками и Госбанком. В целях гарантии своей позиции спецбанки поставили вопрос о разделении клиентуры между всеми банками с отведением каждому банку определенного круга организаций.

Практически разрешить эту задачу было чрезвычайно сложно. Возникало серьезное сомнение в том, что закрепление предприятий за определенными банками будет отвечать интересам хозяйственного оборота: по ряду банков размер их возможных ресурсов не соответствовал объему потребностей клиентуры, если бы она была распределена между банками по отраслям. Так, Промбанк не мог взять на себя все краткосрочное кредитование промышленности, так как это выходило за пределы его реальных возможностей.

Считалось возможным упорядочить взаимоотношения и практику кредитования установлением такого порядка, при котором кредитование и все операции каждого отдельного клиента были сосредоточены в одном, а не в нескольких банках. Но в практической реализации данного проекта не была заинтересована хозяйственная клиентура, так как, во-первых, по строению активов и пассивов банки не были равноценными, во-вторых, в разных банках были разные учетные ставки по кредитам. Наименьшая ставка взималась Госбанком, имевшим наиболее дешевые пассивы. Ставки спецбанков были на 1—3% выше. Прикрепление клиентов к разным банкам порождало бы их неравенство в смысле стоимости ресурсов. Была поставлена задача возможной унификации станок по кредитам.

Поскольку в одной области регулируемого оборота действовало несколько банков, создавались огромные трудности в согласовании кредитных планов банков. Регулировать кредитование оборотов какой-либо хозяйственной отрасли и даже вести необходимый для этого общий учет ее задолженности можно было лишь в том случае, когда все кредитование было сосредоточено в одном банке, а не разбито по нескольким. Система параллельно кредитующих банков препятствовала плановому кредитованию.

В течение этого периода была выдвинута одна коренная организационная проблема. Спецбанки, не имея достаточных ресурсов для удовлетворения кредитных заявок своих клиентов, пользовались кредитом в Госбанке для расширения своих активных операций. Отчасти от желания восполнить свои средства, отчасти побуждаемые стремлением провести размежевание функций и этим прекратить практику перекрещивающегося кредитования, спецбанки и некоторые ведомства выдвигали идею превращения Госбанка в Центральный банк, который бы не вел непосредственных операций с хозяйственной клиентурой, а производил кредитование через спецбанки и через них регулировал кредитно-денежное обращение. Эти предложения вызывали возражения у правительства по ряду причин. Во-первых, Госбанк мог превратиться в Центральный банк лишь при наличии большего числа банков краткосрочного коммерческого типа. Правительство же не шло на образование новых спецбанков Во-вторых, существующая система спецбанков не удовлетворяла требованиям банков краткосрочного кредита, поэтому придание Госбанку роли центрального банка было мерой искусственной, не имеющей экономических предпосылок. Регулирование неокрепшего денежного обращения через другие учреждения для самой денежной системы создавало опасность, а единство кредитной и эмиссионной политики было нарушено. В результате на финансовом рынке складывалась предкризисная ситуация. Таким образом, назрело много проблем, которые выдвинули задачу ее реорганизации.

В 1923—1926 гг. значительно поднялся уровень промышленного производства. Несмотря на это, платежеспособный спрос городского и сельского населения, возраставший чрезвычайно интенсивно, оставался не удовлетворенным. Все острее ощущалось недостаточное развитие сельского хозяйства, которое нуждалось в техническом обеспечении. Накопившийся товарный голод привел к росту цен, сдерживаемому в оптовом обороте регулирующими органами.

Для удовлетворения растущего спроса и ликвидации рыночного неравновесия была поставлена задача интенсивного развития промышленности, в том числе для сельского хозяйства. Связанное с этим увеличение основного капитала производства, требующее огромных средств, должно было быть произведено за счет накоплений во всем хозяйстве, путем перераспределения этого накопления бюджетными и кредитными методами.

Новая основная задача страны — индустриализации всего народного хозяйства — отразилась на кредите и его развитии, прежде всего, в том, что потребовала особой организации долгосрочного кредитования. С другой стороны, возникла необходимость принятия мер жесткого контроля за использованием кредитных ресурсов. Эта мера была обусловлена снижением притока новых ресурсов на текущие счета банков. Общие оборотные средства промышленности и других отраслей народного хозяйства частично уходили на капитальное строительство. Отвлечение средств требовало их восстановления за счет банковского краткосрочного кредита, в то же время отражалось на? задержке прироста текущих счетов.

Неблагоприятные тенденции по текущим счетам проявились по всей банковской системе и в большей степени, чем в Госбанке. Ввиду создавшегося положения стала очевидной необходимость максимальной экономии банковских ресурсов и уменьшения кредитования. Эта задача, и свою очередь, потребовала централизации кредитной политики и реорганизации кредитно- банковской системы. Начало было положено постановлением от 15 июня 1927г. «О принципах построения кредитной системы», которым предусматривалось:

Усиление централизованного руководства коммерческими банками со стороны Госбанка России;

Ограничение круга деятельности специальных банковских операций по долгосрочному кредитованию и финансированию капитальных вложений;

Непосредственное руководство всей банковской системой возлагалось на Госбанк, что на практике означало участие представителей Госбанка в советах и ревизионных органах банков и кредитных учреждений, а также контроль за выдаваемыми кредитами и их использованием.

Таким образом, в годы НЭПа система коммерческих банков представляла народному хозяйству преимущественно краткосрочные кредиты. Этот период в экономике страны характеризуется резким подъемом выпуска товаров. Рынок потребительских товаров насыщался за счет активных мелких производителей. Многоукладность экономики давала возможность кредитным кооперативам и коммерческим банкам, на сколько позволяла монополия Госбанка, строить работу со своими клиентами на коммерческой основе.

На 1 октября 1926г. общая сумма кредитных вложений специальных коммерческих банков в народном хозяйстве составила 1624 млн. рублей, из них: краткосрочные кредиты составили 1119 млн. рублей или 76%; долгосрочные ссуды - 305 млн. рублей или 24%.'

К 1928г. под влиянием экономической политики государства основанной на развертывании индустриализации, структура кредитных вложений в хозяйство страны коммерческими банками резко изменилось. Если на 1 октября 1926г. удельный вес долгосрочных вложений составил в активных операциях специальных коммерческих банков всего 24%, то к 1 октября 1929г. он поднялся до 8\%.1

В это время практически не было широких пассивных операций банков, и коммерческие банки служили, прежде всего, проводниками бюджетных средств на индустриализацию.

Банкам в годы НЭПа и восстановительного периода было свойственным стремление к самостоятельности. Часто они шли на нарушение своих уставов. Так если первоначально в уставах коммерческих специальных банков оговаривалось жесткое ограничение их деятельности определенными отраслями хозяйства либо хозяйственными районами, то теперь банки стали сами расширять круг своей деятельности и обслуживали предприятия не связанных с ними отраслей хозяйства, исходя из взаимной заинтересованности. Хотя это и разрешалось до 1927г., но Госбанк, строго следил от лица государства за положением дел в кредитной системе, усматривал в такой ситуации подрыв своего авторитета, своей контрольной роли и резко ограничил сферу деятельности коммерческих банков, жестко привязывал их к определенной отрасли, ликвидируя излишние на взгляд монопольного банка звенья, сокращая сеть кредитных учреждений. Коммерческие банки становятся преимущественно банками долгосрочного кредитования, их краткосрочные операции значительно сокращаются, это привело, например, к тому, что промышленное предприятие, находившееся в регионе с преимущественно с сельскохозяйственным производством, не имело возможности воспользоваться банковскими услугами в соседнем банке, обслуживающем близко расположенные сельскохозяйственные предприятия.

Государственной политикой стала борьба с частной собственностью.

Наибольшую часть кредитов банки выдавали государственным предприятиям. Размер ссуд, предоставляемых кредитной системой частному капиталу был не значителен. Из общей суммы кредитных вложений в хозяйстве страны на 10 октября 1925г. в 2558 млн. рублей на долю государственных предприятий приходилось 1901 млн. рублей или 75%; кооперации - 569 млн. рублей или 22%, а частного капитала - 88 млн. рублей или 35%.' Такое положение создавалось искусственно.

Строгая привязанность коммерческих банков в годы НЭПа только к своей отрасли приводило к тому, что необходимо было в одном регионе открывать иногда несколько десятков филиалов различных по специализации банков, тогда как обеспечить народное хозяйство данного региона могли бы несколько самостоятельных, свободных в выборе клиентов, методов и форм организации кредитования и обслуживания универсальных коммерческих банков. Запрет кредитного обслуживания отраслевыми специальными банками предприятий и организации чужих отраслей полностью искоренило стремление к конкуренции в банковском деле, тем самым подавлялась заинтересованность в совершении работы коммерческих банков на принципах коммерческого расчета. Так называемая борьба за пассивы была запрещена, приток пассивов в банке был ограничен и коммерческие банки были превращены в учреждения, проводившие политику правительства по сути путем посредничества в деле бюджетного финансирования народного хозяйства.

Подводя итог исследования эволюции коммерческих банков в период НЭПа, можно сказать, что именно на этом этапе возрождается многоуровневая банковская система. Во многом она напоминала дореволюционную банковскую систему и включала в себя следующие уровни:

- с одной стороны, Государственный банк, сложившийся как эмиссионный и расчетно-кассовый центр и формировавшийся в качестве центра краткосрочного кредитования народного хозяйства;? - с другой стороны, специальные коммерческие банки, все более превращающиеся в банки долгосрочного кредитования и финансирования капитальных вложений.

<< | >>
Источник: Лазаренко Алла Леонидовна

. Экономические основы инвестиционной деятельности коммерческих банков России. Орел 2005. 2005

Еще по теме 1.3. Коммерческие банки в СССР в период НЭПа:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. 1.3. Коммерческие банки в СССР в период НЭПа
  3. 4.1. Место коммерческих банков в инвестиционном процессе реального сектора рыночной экономики
  4. Количество акционерных коммерческих банков в России
  5. 1. Особенности деятельности коммерческих банков до начала первой мировой войны
  6. 3. Некоторые особенности деятельности коммерческих банков в период с 1918 по 1928 г.
  7. Характеристика портфеля учтенных векселей коммерческих банков.
  8. § 2. Организационная структура коммерческого банка Структура управления банком
  9. Инвестиционная деятельность коммерческих банков
  10. § 3. функции и операции коммерческих банков
  11. Лекция 3. Нормативно-правовая основа деятельности коммерческого банка. Контроль и регулированиедеятельности коммерческого банка
  12. Тема 5. КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ
  13. Тема 8. ФИНАНСОВЫЕ УСЛУГИ КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ
  14. 12.3 Активы баланса коммерческого банка
  15. Инвестиционная деятельность коммерческих банков
  16. Коммерческие банки и центральный банк страны
  17. СОДЕРЖАНИЕ