<<
>>

Глава 3 Жизненные циклы банковских автоматизированных систем и внутрибанковских процессов

Все, что делалось до сих пор, было недоразумением.

С. Лем. «Звездные дневники Ийона Тихого»

Технологический и технический прогресс в сфере банковской деятельности, выражающийся во внедрении разнообразных технологий электронного банкинга, обусловливает тенденцию к их интенсивному развитию вследствие того, что:

удобство и оперативность получения банковских услуг, обеспечиваемые системами электронного банкинга, предполагают очень быстрое расширение клиентской базы ДБО и лавинный рост количества клиентских ордеров (на выполнение операций, получение информации и т.д.);

универсальные кредитные организации стараются охватить ДБО максимально возможное количество предлагаемых ими банковских услуг (с учетом ограничений, налагаемых законодательством и подзаконными актами, регламентирующими банковскую деятельность[60]);

условия конкуренции ориентируют кредитные организации на продолжение развития ДБО, внедрение новых его вариантов (многоканальных), предложение дополнительных видов банковских услуг и внедрение систем электронного банкинга, поддерживающих их предоставление.

Кроме этого, общий курс Правительства России на расширение обеспечения банковскими услугами населения страны, включая отдаленные регионы, будет одновременно способствовать внедрению и развитию все новых вариантов ДБО. Это в свою очередь потребует от высокотехнологичных кредитных организаций углубленного  анализа потребностей своих реальных и потенциальных клиентов, меняющихся условий конкуренции, достоинств и недостатков банковских информационных технологий, а также сопутствующих им факторов и источников компонентов банковских рисков, которые подлежат учету во внутрибанковских процессах, начиная с процесса УБР.

Также следует отметить, что в Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2008г. в качестве одной из основных задач было указано «развитие содержательных (риск-ориентированных) подходов, включающих оценку деятельности кредитных организаций и применение мер надзорного реагирования исходя прежде всего из содержания и реальной оценки рисков банковской деятельности с позиций их потенциального влияния на устойчивость кредитных организаций…» Решение этой задачи предполагало в том числе «совершенствование банковского надзора за деятельностью кредитных организаций… включая анализ рисков, возникающих у кредитных организаций в рамках взаимоотношений с юридическими и физическими лицами».

В свою очередь в последние годы упомянутые взаимоотношения базируются и реализуются преимущественно на технологиях электронного банкинга, вследствие чего применение таких технологий стало требовать адекватного риск-ориентированного анализа[61].

Современные тенденции в развитии ДБО неизбежно окажут влияние на функционирование подавляющего большинства российских кредитных организаций, причем этот процесс на самом деле уже набирает силу, о чем свидетельствует статистика, получаемая по регламентной банковской отчетности[62]. Вследствие этого можно предположить, что технологии электронного банкинга начнут уже в ближайшем будущем превалировать на отечественном рынке финансовых услуг (подтверждением чему в свою очередь также стало широкое распространение разнообразных платежных систем и систем так называемых «электронных денег»), а значит, руководителям кредитных организаций скорее всего придется перестраивать свои бизнес-процессы с учетом этих перспектив. Впрочем, как будет показано ниже, это все равно практически необходимо для поддержания надежности и устойчивости[63] кредитных организаций, осваивающих ДБО, потому что его спецификой стали виды и способы информационного  взаимодействия кредитных организаций с их клиентами в процессе банковского обслуживания наряду с новыми условиями , в которых это взаимодействие реализуется (имеется в виду ИКБД).

Сказанное выше относится к внесению изменений в любые банковские информационные технологии (в связи как с внедрением новых, так и с модификацией действующих). И дело здесь не только в электронном банкинге как таковом, но и, что не менее важно, в тех информационных системах, которые используются органами управления кредитной организации для принятия стратегических и тактических решений относительно предложения новых сервисов и расширения клиентской базы. Что касается именно ДБО, то применение соответствующих технологий предполагает прежде всего учет тех особенностей, которые сопутствуют или же могут сопутствовать их внедрению и применению в плане контроля над уровнями типичных банковских рисков.

Для этого требуется понимание сути происходящего во вновь формируемом киберпространстве ИКБД вместе с организацией управления  не всегда очевидными виртуальными процессами (а это изменение бизнес-модели как таковой) и обеспечением полноты, своевременности и адекватности контроля  над использованием новых банковских информационных технологий и реализующих их автоматизированных систем.

Пересматривать внутрибанковские процессы при использовании технологий электронного банкинга целесообразно для того, чтобы управление и контроль, становящиеся в известной мере специфическими , во-первых, были явно ориентированы на технологии такого рода, во-вторых, оставались адекватны пруденциальным принципам банковской деятельности и, в-третьих, чтобы собственно банковская деятельность оставалась управляемой и подконтрольной. Принципиально важным является то, что, какими бы ни были технологические нововведения в банковской деятельности, они не должны  оказывать негативного влияния на выполнение кредитными организациями банковских операций, равно как на надежность, устойчивость и безопасность этих организаций (в двояком смысле: как их самих, так и в отношении интересов их клиентов). То же самое относится и к защите интересов клиентов кредитных организаций, и к выполнению последними взятых на себя конкретных  обязательств (доступность дистанционных сервисов, «обещанная» клиентам полнофункциональность, своевременность предоставления услуг, выполнение финансовых обязательств). Наконец, внедрение в банковскую практику тех или иных систем ДБО не должно приводить к нарушениям полноты  и целостности , с одной стороны, функций внутреннего контроля в кредитных организациях и аудита (как внутреннего, так и внешнего), с другой стороны, банковского (или в широком смысле — финансового) контроля над банковской деятельностью в киберпространстве.

Уместно отметить также существенные особенности в информационном обеспечении (или поддержке принятия) решений относительно внедрения и применения технологий ДБО.

Зачастую представители высшего руководства кредитных организаций имеют достаточно отдаленное представление о том, как конкретно, технически реализуется «электронный банкинг» в каждом из уже достаточно многочисленных своих вариантов и как реализующие его процессы могут сказаться на результатах и эффективности банковской деятельности в целом. В итоге органы управления кредитной организации вынуждены работать в условиях отсутствия необходимой информации как о собственно той или иной технологии ДБО (а такая информация, как правило, вообще сложна для восприятия при отсутствии соответствующей ей специальной квалификации), так и о том, какие условия применения определенной технологии могут считаться пруденциальными.  Очевидно, что дефицит информационного обеспечения управления кредитной организацией по этим двум главным вопросам может оказаться критическим для принятия эффективных решений, что особенно негативно может сказаться через далеко не всегда очевидные недостатки в организации и содержании УБР.

Результатом отмеченной неадекватности стало то, что внедрение технологий ДБО приводит к неконтролируемому, вообще говоря, смещению профилей ряда типичных банковских рисков, рассмотренных в предыдущей главе, и реализации их компонентов, связанной с нанесением ущерба кредитной организации и ее клиентам. При этом причины смещения профилей рисков, являясь преимущественно технологическими и организационно-техническими, оказываются далеко не всегда очевидными  для специалистов в области банковского дела, а содержание смещений далеко не всегда понятно  тем специалистам, которые отвечают за внедрение и развитие ИТ в кредитной организации (собственно за технологическое и техническое обеспечение банковской деятельности). Это первый из принципиально значимых квалификационных разрывов, которые негативно сказываются на технологической надежности кредитной организации при переходе ее к ДБО.

Здесь необходимо подчеркнуть, что в настоящее время без учета конкретных проявлений смещения профиля риска в условиях ДБО эффективное управление банковской деятельностью и контроль над ее осуществлением и результатами вряд ли возможны. Такой учет целесообразен в рамках процессного подхода в корпоративном плане, поскольку многие кредитные организации, как правило, поэтапно внедряют и одновременно (параллельно) используют по несколько достаточно разнородных, хотя и технологически схожих схем ДБО (интернет-банкинга, интернет-трейдинга, мобильного банкинга и т.п.), что предполагает также комплексный  анализ влияния потенциально сопутствующих каждой из них негативных факторов (источников компонентов банковских рисков) на банковскую деятельность.

<< | >>
Источник: Л. В. Лямин. «Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход /Л.В. Лямин»: КНОРУС ; ЦИПСиР; Москва; 2011. 2011

Еще по теме Глава 3 Жизненные циклы банковских автоматизированных систем и внутрибанковских процессов:

  1. Актуальность и проблематика электронного банкинга
  2. Глава 3 Жизненные циклы банковских автоматизированных систем и внутрибанковских процессов
  3. 3.2. Основные внутрибанковские процессы, связанные с электронным банкингом
  4. 4.1. Интерпретация принципов корпоративного управления в приложении к условиям применения электронного банкинга
  5. 5.4. Адаптация обеспечения информационной безопасности
  6. 5.5. Адаптация внутреннего контроля