Задать вопрос юристу

§3. Факторы, определяющие результаты антимонопольного контроля

Изучение данных факторов целесообразно с учетом экономической градации сделок экономической концентрации, поскольку те факторы, от наличия или отсутствия которых зависит, будет ли сделка одобрена государством, также в основном экономические.

Исследователи приходят к выводу, что вопрос о том, какие слияния следует разрешить, а какие нет, не может быть решен исключительно правовыми средствами. Не существует единых и точных критериев, которые можно будет воплотить в административных регламентах и использовать во всех случаях. Основа анализа - это экономические критерии, такие как эффективность и ограничение конкуренции.[482] [483]

В данном случае правовой анализ снова следует за экономическим. В антимонопольной науке принято выделять три категории сделок экономической концентрации, которые мы в дальнейшем для простоты обозначения будем именовать слияниями:1

Вертикальные. Осуществляются хозяйствующими субъектами, действующими на разных стадиях производства. Такая интеграция позволяет создать единую производственную цепь и существенно уменьшить издержки производства, в том числе, путем использования трансфертных цен.

Горизонтальные, участниками которых являются конкуренты. Такая интеграция влечет зачастую монополизацию производства, именно поэтому действия, связанные с горизонтальной интеграцией находятся под жестким контролем государства.

Конгломератные, участниками которых являются хозяйствующие субъекты, действующие в различных сферах производства.

Из макроэкономики известно следующее соотношение между ценой и предельными издержками для разных типов рынка.

С точки зрения прибыли стремление к олигополии и монополии вполне естественно для производителя продукции, работ или услуг. Поэтому концентрация производства на определенном уровне своего развития подводит к возникновению олигополии или монополии, что само по себе не запрещено на законодательном уровне, однако вызывает озабоченность контролирующих органов. Результатом этой озабоченности является запрет согласования сделок и, как следствие, оспаривание запретов хозяйствующими субъектами.

Так, в 2002 году Комиссия ЕС столкнулась с беспрецедентным количеством отмен судом ее решений об отказе в согласовании сделок. В деле Airtours [484] [485] Суд пришел к выводу о том, что Комиссия не предоставила достаточных фактов, подтверждающих вероятность возникновения коллективного доминирующего положения в результате сделки. В деле SchneiderfLegrand1 решение Комиссии ЕС об отказе в согласовании слияния двух французских производителей электротехнического оборудования было отменено в результате противоречия между изначальными комментариями Комиссии по сделке и ее позицией в суде. В деле Tetra Laval/Sidel,[486] [487] Суд назвал спекулятивными и немотивированными выводы Комиссии ЕС о наличии антиконкурентного эффекта при конгломератном слиянии. Частично в результате судебной практики Комиссии ЕС пришлось более продуманно отнестись к выработке критериев оценки концентрации. Рассмотрим факторы, влияющие на легитимацию сделки по каждой из категорий.

А. Г оризонтальные слияния

Итак, один конкурент приобретает контроль над другим, либо оба они проходят процедуру реорганизации. Результатом такой сделки, какой бы ни был выбран правовой способ, станет уменьшение количества самостоятельных хозяйствующих субъектов на рынке, что, например, в понимании российского антимонопольного законодательства является признаком ограничения конкуренции. Значит ли это, что горизонтальные слияния запрещены абсолютно?

В американской юридической науке в отношении оценки горизонтальных слияний предлагается три направления:

- метод оценки предпосылок и последствий.[488] Уполномоченные органы должны проводить глубокий предварительный анализ сделок, особое внимание уделяя перспективе увеличения эффективности для отрасли и синергетическим эффектам. Если после сделки ожидаемые эффекты не достигнуты, то государственные органы должны предоставлять посильную помощь для

достижения такого эффекта. В этом подходе акцент делается на то, что у любой горизонтальной сделки есть положительный эффект, надо его только найти.

- метод отбора.1 Сторонники этого направления полагают необходимым анализировать не каждое дело в отдельности, а с помощью высоких пороговых показателей установить те критерии экономической концентрации, которые позволят достичь участникам процесса наибольшего экономического эффекта.

- метод структурного анализа. [489] [490] Его сторонники полагают необходимым дополнить метод отбора анализом последствий для эффективности функционирования рынка.

Большинство этих методов было разработано в 80-ые годы ХХ в., то есть во времена активного экономического роста и стимулирования процессов экономической концентрации. Однако они применяются и сегодня.

Результаты американского правосудия в антимонопольной сфере, и в частности в сфере контроля экономической концентрации, в значительной степени зависят от того, представители какой партии находятся у власти. В середине ХХ в. применение Закона Клейтона шло по пути анализа доли на рынке как одного из решающих факторов при анализе допустимости слияний. Верховный суд США отдавал предпочтение существованию рынка с большим количеством мелких компаний, действующих на нем, но не интеграции и появлению крупных производителей. [491] Отход от этой позиции наметился только в 1974 году, когда в рамках дела US v. General Dynamics Corp было одобрено слияние крупных угледобывающих компаний, а суд высказался, что появление крупных производителей не является решающим доказательством ограничения конкуренции.[492]

Схожий подход можно наблюдать сегодня в нормативных актах и правоприменительной практике ЕС. Европейский Регламент о слияниях1 устанавливает, что с общим рынком несовместимы сделки, которые затрудняют эффективность конкуренции, что измеряется с учетом коэффициентов концентрации либо размеров долей участников, при этом доминирующее положение приводится лишь как один из возможных вариантов. Таким образом, создание или усиление доминирующего положения не единственный фактор ограничения конкуренции. Ограничение конкуренции может также происходить посредством:

-устранения ранее существовавших ограничений для участника рынка, в результате чего он получает конкурентные преимущества (односторонний эффект);

- получения конкурентных преимуществ несколькими хозяйствующими субъектами, в результате чего увеличивается вероятность их последующего сговора на рынке (эффект координации). [493] [494]

Регламент рассматривает горизонтальные слияния в основном в контексте одностороннего эффекта, применительно к которому мы возвращаемся к вопросу о доле на рынке и к вопросу возникновения доминирующего положения или его усиления. Для целей контроля экономической концентрации доминирующее положение определяется и понимается в смысле, которое ему придано ст. 102 TFEU и нормативными актами Комиссии ЕС.

Руководство по горизонтальным слияниям[495] предусматривает

неисчерпывающий перечень факторов, которые подлежат анализу Комиссией для определения одностороннего эффекта. К критериям относятся:

(1) Доли на рынке участников слияния. Стандартная форма, которая заполняется участниками слияния, прямо предусматривает информацию о

любом задействованном рынке, в том числе о рынке, где совокупная доля участников сделки в ее результате превысит 15% или рынке, где отношения между сторонами вертикальные и их совокупная доля составит 25%. Важность доли как показателя доминирующего положения на рынке во многом зависит от того, какова структура рынка. Так, например, для American Cyanamid/Shell Комиссия ЕС сочла, что анализ, построенный только на доле на рынке недостаточно показателен для быстроразвивающегося рынка исследований, где доля может быстро размыться в результате появления нового продукта или технологии. 1

Российское законодательство не предусматривает предоставление такой информации самими участниками сделки, однако в ходе анализа рынка в рамках Приказа ФАС России № 220 такая информация подлежит анализу. Тем не менее, отношение к доле на рынке неоднозначно, как и практика самого антимонопольного органа. Так, с согласия антимонопольного органа сначала был монополизирован рынок алюминия, а в 2011г. ФАС России одобрила присоединение ОАО «Сильвинит» к ОАО «Уралкалий», тем самым произошло слияние двух единственных в России производителей калийных удобрений, суммарно производящих 100% этого товара в России.[496] [497] Аналогично, ФАС России одобрила сделку по приобретению ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» и ЗАО «Русская медная компания» 84% акций ОАО «Челябинский цинковый завод», что привело к слиянию всех производителей цинка в России.

Характерно, что и Комиссия ЕС и ФАС России используют при анализе доли на рынке индекс Г ерфиндаля-Гиршмана, в чем их поддерживают суды.[498] В частности при рассмотрении ходатайства группы лиц в составе компании «Computershare Limited», компании «NRC Investments (UK) Limited» и компании «Computershare Investments (UK) (№5) Limited» о приобретении ОАО «Регистратор НИКойл» было определено, что в результате совершения сделки уровень концентрации на рынке услуг регистраторов Архангельской области возрастет, значения показателей рыночной концентрации увеличатся - индекс концентрации Герфиндаля-Гиршмана (HHI) на 122,48 единиц (с 4295,57 до 4418,05), коэффициент концентрации на 0,98% (с CR-3 = 86,98% до CR-3 = 87,96%). Сделка была согласована с выдачей поведенческого предписания;1

(2) степень конкуренции между участниками слияния. Чем более взаимозаменяемы товары, тем больше вероятность, что в результате сделки экономической концентрации стоимость на них вырастет, а значит, тем меньше вероятность того, что государство согласует сделку.[499] [500] В России этот фактор как таковой во внимание не принимается;

(3) возможность потребителя заменить поставщиков. Покупатели хозяйствующих субъектов, участвующих в экономической концентрации могут потерять возможность выбора поставщика при слиянии, что учитывается Комиссией при рассмотрении заявления.[501] В России этот фактор рассматривается в контексте определения доминирующего положения, соответственно в приведенных выше случаях он не повлиял на решение антимонопольного органа о согласовании сделки;

(4) вероятность увеличения объема поставки конкурентами; возможность «бенефициара» слияния противодействовать продвижению его конкурентов, а также устранение конкурента/конкурентов с рынка;

(5) перспективы развития конкуренции (потенциальная конкуренция). Если рынок относится к категории развивающихся, и потенциал конкуренции на нем велик, вероятность запрета горизонтального слияния невелика;

(6) входные барьеры;

(7) влияние покупателей на рынок;

(8) эффективность;

Пункты с 5 по 8 также применимы и к конгломератным, и к вертикальным слияниям.

Однако горизонтальные слияния могут приводить и к эффекту координации - в том случае, если ее результатом является возникновение коллективного доминирующего положения или усиление рыночной концентрации, что в этом случае будет синонимами. В такой ситуации вероятность будущего сговора между участниками рынка увеличивается. Здесь действуют все те же правила, которые применимы к идентификации антиконкурентных соглашений/согласованных действий: олигополистическая структура рынка, его информационная прозрачность являются их предпосылками, а значит допущение такой ситуации на рынке потенциально может привести к ограничению конкуренции. Это подтверждается уже упомянутым делом Airtours, где сформулировано несколько критериев, которые должны применяться для выявления эффекта координации:

1. каждый участник олигополистического рынка должен знать, учитывая характеристики рынка, как действуют другие участники, чтобы выработка единой политики стала возможной. Для этого рынок должен быть в достаточной степени прозрачен;

2. скрытая координация должна быть устойчивой, т.е. должна существовать угроза наказания, которое бы послужило бы сдерживающим фактором для нарушителей;

3. общая проводимая на рынке политика олигополистов должна быть устойчива к внешним факторам, в том числе к входу на рынок конкурентов, а также к реакции покупателей.

Как ни странно, в России коллективное доминирующее положение не является существенным фактором при согласовании сделки, данный институт в основном используется как субститут института согласованных действий.

Б) Вертикальные слияния

Вертикальная интеграция, как правило, несет в себе меньше антимонопольных рисков, поскольку напрямую не устраняет конкуренцию. Вопрос состоит в том, каковы цели интеграции, и не приведет ли сделка к ограничению конкуренции на одном из рынков, где действуют ее участники. Анализ допустимости сделки должен учитывать ее конечную цель.[502] С точки зрения результата последствия приобретения хозяйствующего субъекта, находящегося на другой ступени производственной цепи или заключение с ним договора, исключающего предпринимательскую деятельность с другими контрагентами, абсолютно идентичны. Разница лишь в способе и в сроках реализации интеграции. Когда конкурирующий на рынке производитель осуществляет вертикальную интеграцию, возможно, путем приобретения собственных розничных магазинов и создания дистрибьюторских сетей, обычно презюмируется, что он делает это с целью снижения собственных издержек. С помощью вертикальной интеграции можно существенно снизить риски, достигнуть значительной экономии, контролировать, как происходит продажа товара. Однако американские суды традиционно склоняются к тому, что вертикальная интеграция, производимая монополистом, таит в себе существенную угрозу конкуренции. В частности, они обратили внимание на то, что, создавая собственные розничные сети, монополист может приобрести также

монопольную власть на другом уровне производственной цепи.1 Таким образом, он достигнет той же цели, что достиг бы при заключении вертикального соглашения.

Однако некоторые исследователи не согласны с тем, что вертикальная интеграция может послужить средством получения монопольной власти, поскольку таким способом достаточно сложно повысить размер монопольной прибыли. Когда розничный покупатель приобретает товар, он заинтересован в его конечной цене; покупателя не волнует наценка на товар на каждом уровне производственной цепи. В то время как монополист должен получать монопольную прибыль на каждой стадии производственного процесса при условии, что все эти стадии достаточно конкурентны. В целом, те же причины, которые делают эффективной вертикальную интеграцию для обычного конкурирующего предприятия, делают ее эффективной и для предприятия, обладающего монопольным положением на рынке. [503] [504]

На практике вертикальное слияние может включать в себя и горизонтальный и негоризонтальный аспекты, например, в случае если речь идет о приобретении многофункционального холдинга. В этом случае оценка должна производиться с учетом всех аспектов.

При оценке непосредственно вертикальных слияний критерий потенциальной конкуренции имеет намного большее значение, чем при горизонтальных. Основы оценки потенциальной конкуренции были заложены в рамках дела US v. Penn-Olin Chem.Co.[505] Компания Pennasault (производитель химикатов) создала совместное предприятие со своим покупателем Olin Matheson для строительства завода в юго-восточных штатах США и последующей реализации продукции.

Обе компании оценивали возможность самостоятельного выхода на новый географический рынок, однако решили, что совместное предприятие имеет больше шансов на успех. При рассмотрении дела,

Верховный Суд США отметил необходимость выяснить, могла ли каждая из компаний самостоятельно освоить новый для себя рынок, указав, что если бы даже одна компания стала действительным участником рынка, а вторая - потенциальным, слияние не должно было быть одобрено. В рамках данного дела суды решили, что обе компании вряд ли бы смогли достигнуть такого результата самостоятельно. Эта аргументация впоследствии была применена в деле FTC v. Procter&Gamble,1 когда было запрещено приобретение последним

производителя отбеливателей Clorox (49%) со ссылкой на то, что сам Procter&Gamble мог стать новым участником рынка, а также развита в концепции «опорных» фирм: приобретение компании с небольшой долей на рынке и последующее ее расширение более эффективно для конкуренции, чем приобретение одного из лидеров рынка.

Схожий принцип содержится и в европейском законодательстве, где оценка производится в соответствии с Руководством по негоризонтальным слияниям.[506] [507] Проблемой вертикальных слияний является односторонний эффект и эффект координации, в том случае, когда создается возможность ограничения доступа на рынок. Таким образом, выяснению подлежит вопрос о том, приведет ли сделка к тому, что приобретатель или новое юридическое лицо смогут препятствовать входу на рынок новых хозяйствующих субъектов либо вытеснять действующих.

Характерно, что в соответствии с Руководством по негоризонтальным слияниям эти эффекты вряд ли возникнут в том случае, когда компании, участвующие в интеграции не имеют существенной власти на рынке, соответственно, как и в случае с горизонтальными слияниями доля на рынке - фактор очень существенный.

Соответственно, Руководство по негоризонтальным слияниям предоставляют ориентир для определения тех типов сделок, которые не будут иметь негативного влияния на конкуренцию: таким ориентиром являются доля менее 30% в результате сделки, а индекс Герфиндаля -Гиршмана менее 2000. В этом случае «глубокого изучения» при обращении за согласованием сделки проводиться не будет, если также отсутствуют следующие обстоятельства:

- участником слияния является компания, чей рост ожидается в ближайшем будущем, например за счет инноваций;

- состав акционеров или состав органов управления участников слияния существенно совпадают;

- существуют признаки координации их поведения на рынке.

Российский подход к вертикальным слияниям также основан на изучении вопросов эффективности, а также доступа на рынок.

Так, по результатам рассмотрения ходатайства заявителя о получении разрешения на приобретение 49% обыкновенных именных акций ОАО "Аэропорт Рощино" ФАС России было принято решение об отказе заявителю в удовлетворении ходатайства. Антимонопольный орган сослался на то, что ОАО "Авиакомпания "ЮТэйр", занимающая доминирующее положение в авиаперевозках из аэропорта "Рощино", посредством приобретения активов ОАО "Аэропорт Рощино", превышающих блокирующий пакет акций, получит возможность усилить свое положение на рынке в целом, и оказывать влияние на решения, принимаемые аэропортом "Рощино", в том числе касающиеся ценовой политики, предоставления слотов и присутствия на данном рынке иных авиаперевозчиков. По мнению ФАС России, эти обстоятельства приведут к усилению положения, занимаемого ОАО "Авиакомпания "ЮТэйр" на рынке регулярных авиаперевозок, что в свою очередь, повлияет на конкуренцию на рассматриваемом товарном рынке.[508]

В) Конгломератные слияния

К конгломератным слияниям относятся те сделки, которые нельзя отнести к обеим предыдущим категориям: это и не сделки между конкурентами на одном и том же рынке, и не сделки между продавцом и покупателем. В большинстве случаев такие сделки не приводят к ограничению конкуренции, однако определенные их характеристики приводят к необходимости изучения вопроса о потенциальной конкуренции, о доступе на рынок новых участников и об эффективности таких слияний с точки зрения антимонопольного регулирования, т.е. те же вопросы «одностороннего эффекта» и «эффекта координации». Так, диверсификация деятельности дает компании определенные преимущества, позволяя гибко формировать свою ценовую политику, тем самым также предоставляя определенную власть на рынке, именуемую «портфельной властью», которая позволяет за счет экономии масштаба сохранять свое положение на одном рынке и усиливать на другом.

В качестве примера можно привести дело Procter & Gamble/Gillette,1 обе американские корпорации действовавшие, в том числе, и на территории ЕС. Каждый из них производил и распространял широкий ассортимент продукции, поэтому возникали опасения в том, что результатом сделки станет ограничение конкуренции, в частности, связанные продажи. Сделка была одобрена Комиссией ЕС не в последнюю очередь потому, что у конкурентов обеих компаний ассортимент продукции был очень широк, и при этом влияние на рынок покупателей-торговых сетей было очень велико.

Г) Особенности антимонопольного контроля в России

Согласно данным ФАС России, например, в 2011 г. количество рассмотренных ходатайств уменьшилось почти в 2 раза по сравнению с 2007 г. (в 2007 году оно составляло 6097, в 2011 - 3282 ходатайства). [509] [510] Оба фактора являются результатом увеличения пороговых показателей активов участников сделки в результате законодательных изменений. По мнению зарубежных исследователей, количество заявлений в рамках контроля экономической концентрации, подаваемых в антимонопольные органы в России, в 3 раза больше, чем в США, в 4 раза больше, чем в Канаде, в 25 раз больше, чем во Франции и в 50 раз больше, чем в Великобритании.[511]

Это значит, что в России права участников гражданского оборота ограничены в большей степени, чем в других государствах. Более того, Россия является одной из немногих стран, где до совсем недавнего времени контролю подлежали сделки внутри группы лиц, и по сей день отсутствует активно действующая в Европе концепция de facto контроля. Российский антимонопольный контроль формалистичен: даже если доля в акционерном обществе у хозяйствующего субъекта составляет 49%, а остальные акции распределены между, например, 1000 акционеров, при пересечении порога в 50% ему потребуется согласие антимонопольного органа. Это при том, что фактически степень его контроля над обществом не изменится.

Кроме того, в России ключевую роль для принятия решения по сделке имеет не столько вопрос о результатах сделки для конкуренции, сколько раскрытие информации антимонопольному органу в полном объеме. В силу ст. 32 Закона о защите конкуренции и подзаконных актов антимонопольного органа, принятых в развитие данной нормы, в антимонопольный орган подлежат представлению следующие группы данных:

• данные о хозяйственной деятельности приобретателя, приобретаемого лица, лиц участвующих в реорганизации и их групп лиц: выручка, объем производства, основные покупатели и поставщики

• финансовые данные о приобретателе, лицах, участвующих в реорганизации, приобретаемого лица - данные бухгалтерской отчетности;

• сведения о группе лиц хозяйствующих субъектов, принимающих участие в реорганизации, приобретателя, приобретаемого лица.

Последняя группа данных, как показывает практика, находится в фокусе изучения антимонопольными органами. Непредоставление данных о группе лиц служит основанием для оставления заявления без рассмотрения либо для отказа в согласовании сделки.

Говоря о вертикальных и конгломератных слияниях нельзя не вернуться к уже затронутой теме - схожести механизмов вертикального слияния и эксклюзивного соглашения. Фактически и вертикальное соглашение и вертикальное слияние - инструменты вертикальной интеграции. Exclusive dealing и exclusive dealership дают эффект абсолютно аналогичный приобретению- один хозяйствующий субъект получает в собственное распоряжение имущество, ноу-хау или иные ресурсы другого. Результатом такого «вертикального» соглашения в равной степени может быть и односторонний эффект и эффект координации, все зависит от содержания соглашения. То же самое можно сказать и о конгломератных слияниях - приобретение контроля над хозяйствующим субъектом, действующим на смежном или вообще ином товарном рынке в равной степени возможно и путем заключения соглашения с ним. Руководство по негоризонтальным слияниям, как и De Minimis указывает на незначительность доли на рынке как фактор, исключающий по сути необходимость антимонопольного контроля, равно как и на фактор инноваций, потребительского блага и прогресса. Различия между соглашением и приобретением - кардинальные различия - только два: срок и условия. Различие в отношении срока является внешним: право собственника на отчуждение принадлежащего ему имущества не может быть ограничено. Иными словами, и договор может быть заключен на год и приобретатель имущества может его через год продать. Поэтому использование разных критериев для оценки на том основании, что срок, на который происходят изменения, может быть ограничен - нецелесообразно. Не говоря уже о том, что в результате любого из видов интеграции неустранимые для рынка изменения могут произойти за достаточно короткий срок. Второй - условия приобретения. Здесь все несколько сложнее, поскольку условия эксклюзивности могут быть разными, в то время как приобретение права собственности дает безусловный контроль и право самостоятельно распоряжаться имуществом без ограничений (здесь принимаем за аксиому, что имущество не является предметом залога, поскольку в этом случае ограничения есть и могут быть существенными). Тем не менее, это соглашений может быть масса, а вот приобретение соответствует лишь ограниченному числу вариантов соглашения об эксклюзивности, условия которой достаточно ясны. Более того, конкурентными ведомствами и судебной практикой выработаны подходы к оценке очень многих видов вертикальных и конгломератных соглашений, от самых незначительных до «грубых». Подобная логика неприменима для горизонтальных соглашений - их механизм в большинстве случаев иной: конкуренты делят рынок и клиентов, устанавливают цены, договариваются о недопущении других конкурентов (здесь, правда в широком смысле можно говорить об эффекте координации, но крайне непродолжительном), но не увеличивают свое присутствие на рынке за счет горизонтальных соглашений, не создают и не усиливают свою власть, а в основном сохраняют статус кво.

К чему приводит неиспользование возможности анализировать конгломератные и вертикальные слияния с помощью критериев, применимых для соглашений? Этот вопрос особенно актуален для России, где четких критериев оценки слияний не существует в принципе. Аморфное понятие «ограничение конкуренции» и более конкретный, но как уже показано выше, произвольно используемый критерий возникновения или усиления доминирующего положения не создают достаточно конкретную систему критериев. В то время как для соглашений такие критерии выработаны как на законодательном, так и на правоприменительном уровне: даже в постановлении № 583, списанном с Регламента об общих исключениях, содержится больше информации о случаях эффекта координации и одностороннего эффекта, чем во всех нормах закона о защите конкуренции в отношении сделок экономической концентрации. Характерно, что отголоски такого подхода можно уже наблюдать сегодня в Законе о защите конкуренции: статья 28 закона устанавливает обязанность согласовывать с антимонопольным органом соглашения о совместной деятельности, если финансовые показатели участников сделки соответствуют установленным критериям, в то время как ст. 13 Закона о защите конкуренции распространяет свое действие на данную категорию соглашений, как и на сделки экономической концентрации в целом, и даже устанавливает самостоятельные критерии, которым такие сделки должны соответствовать. Не возвращаясь к критике самих критериев отметим принцип - если соглашения о совместной деятельности будут соответствовать требованиям ст. 13 Закона о защите конкуренции, они не могут быть признаны антиконкурентными в рамках анализа, применяемого для оценки антиконкурентного эффекта по основаниям ст. 28 Закона о защите конкуренции.[512]

Выводы

Контроль за сделками экономической концентрации - самостоятельный и важный по значению институт антимонопольного законодательства. Как и иные рассматриваемые институты, он присущ всем правопорядкам. Государство стремится контролировать концентрацию производства капитала, что достигается посредством нотификации ряда сделок, совершаемых хозяйствующими субъектами. Институт отличает ограниченность применения: в отличие от запретов соглашений и согласованных действий или запрета злоупотребления доминирующим положением, или недобросовестной конкуренции, он действует применительно к отдельным категориям сделок, имеющих определенный негативный экономический эффект.

Именно негативный эффект от экономической концентрации определяет субъектный и предметный состав регулируемых сделок. Ни названный эффект, ни само понятие «экономическая концентрация» не имеют точного правового описания, они относятся к сфере экономики, а не права. Поэтому законодательные определения регулируемых сделок, как правило, поверхностны и сводятся к определению реорганизации и перехода контроля над определенным хозяйствующим субъектом и его активами, а также к монетарному критерию стоимости активов участников сделок. С учетом многообразия правовых способов экономической концентрации справедливо предполагается, что подобные критерии позволяют в общем смысле очертить круг сделок с потенциальным антиконкурентным эффектом.

Однако стремление к концентрации производства естественно для участника рынка. С помощью концентрации можно добиться существенной экономии в производстве, она является эффективным экономическим средством противостояния агрессивным действиям конкурентов, что не может не учитываться при оценке последствий сделок и их легитимации антимонопольными органами. Даже снижение количества участников рынка, что в России является признаком ограничения конкуренции, не может с однозначностью рассматриваться как свидетельство антиконкурентного эффекта. Поэтому при наличии общих базовых указаний, в большинстве правопорядков решение разрешить сделку или нет принимается по итогам рассмотрения каждого конкретного случая. Учитываются не только доли на рынке участников сделки до и после ее совершения, но и характеристика и рынка, состав конкурентов, рыночный потенциал, особенности отрасли и ее технологическая емкость.

России в этом плане свойственна своя специфика: Россия лидирует по количеству обращений в антимонопольные органы за согласованием сделок. За последние 10 лет российские антимонопольные органы согласовали монополизацию нескольких отраслей. Но с большой долей вероятности можно утверждать, что сделка не будет согласована, если заявитель не предоставит точные данные о собственнике акций приобретателя или не выполнит иные формальные требования закона к предоставлению ходатайства о согласовании сделки. Такой подход вряд ли отвечает духу института контроля сделок экономической концентрации, предназначенному выступать потенциальным ограничителем свободы договора только в исключительных и случаях. Еще одна российская черта -наличие неконкретного критерия «возникновения или усиления доминирующего положения» и игнорирование, и как следствие, отсутствие четких критериев для выявления одностороннего эффекта и эффекта координации. Представляется, что на данном этапе целесообразно использовать критерии, применимые для оценки «вертикальных» и конгломератных соглашений, ведь с глобальной точки зрения сделки экономической концентрации - частный случай соглашений.

<< | >>
Источник: БОРЗИЛО ЕВГЕНИЯ ЮРЬЕВНА. АНТИМОНОПОЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Факторы, определяющие результаты антимонопольного контроля:

  1. Факторы, определяющие результаты международной торговли
  2. 2.2. Факторы, определяющие результаты хозяйственной деятельности, и их классификация
  3. 6. Антимонопольный контроль за процессами концентрации на товарных рынках
  4. Вопрос №3. Антимонопольный контроль за процессами концентрации на товарных рынках.
  5. 7.3. Антимонопольный контроль за предоставлением государственной и муниципальной помощи
  6. 6.3. Анализ процессов концентрации в экономике России и практика антимонопольного контроля
  7. 4.4. Практика контроля и антимонопольное регулирование антиконкурентных соглашений в России
  8. В результате диагностики предприятия определяются основные направления и пути его реорганизации.
  9. 6.2. Основные положения антимонопольного законодательства в области контроля за процессами концентрации
  10. Факторы, определяющие качество.
  11. Факторы, определяющие экспорт.
  12. 12.1. Прибыль и факторы, ее определяющие
  13. 21.5. ИНВЕСТИЦИИ И ФАКТОРЫ, ИХ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ
  14. Факторы, определяющие импорт.
  15. Факторы, определяющие потребительские затраты (С).
  16. Факторы, определяющие инвестиционные расходы.
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЕД України - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -