СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ


Важными понятиями в современной экономической теории являются сложный процент и экспоненциальный (геометрический) рост. Последний имеет место, когда переменная увеличивается в определенное количество раз от периода к периоду.
Так, инвестируемые на длительный срок деньги приносят сложный процент по причине того, что текущий процент начисляется по прошлому проценту, при этом растут деньги в геометрической прогрессии.
Применительно к понятию сложных процентов полезным для практического использования является «правило 70», которое гласит, что сумма, растущая по годовой процентной ставке «г», удвоится за количество лет, равное 70/г. Например, население, растущее со скоростью 2% в год, удвоится за 35 лет, деньги, вложенные под 7% годовых, будут удваиваться каждые 10 лет и т.д.
Исходя из сложного процента, введено понятие убывающей отдачи: поскольку население удваивается множество раз, эффект от этого такой же, как если бы земной шар каждый раз уменьшался в размере в два раза - пока, наконец, количество пищевых ресурсов не уменьшится до такой степени, что их будет недостаточно для поддержания жизни. Когда закон убывающей отдачи применяется к фиксированному предложению земли, производство пищевых ресурсов не будет «успевать» за растущим в геометрической прогрессии населением.
Известно, что рост населения в целом неблагоприятно воздействует на растительность, животный мир и природные ландшафты. При этом, как видно из рис.
    1. страны с высокой плотностью населения характеризуются более высоким уровнем жизни. Проведенные Мировым банком исследования свидетельствуют о тесной связи здоровья с доходом на душу населения - для 75% населения земли, живущего в развивающихся странах, основными региональными проблемами окружающей природной среды являются низкое качество питьевой воды, несоблюдение санитарных норм и быстрый рост городов.

В современной мировой экономике природные ресурсы принято подразделять на два основных класса. Наиболее важный классификационный фактор - можно или нельзя присвоить эти ресурсы. Известно, что товар является присваиваемым лишь тогда, когда предприятия, фирмы или потребители могут получить его экономическую ценность полностью. Природные ресурсы такого рода включают землю, плодородность которой может целиком использовать фермер, продающий пшеницу, выращенную на этой земле, полезные ископаемые, такие как нефть и газ - владелец может продать ценность месторождения на рынке, а также лес - владелец может продать землю или лес покупателю, предложившему наиболее высокую цену. На хорошо работающем конкурентном рынке природные присваиваемые ресурсы эффективно размещаются и им назначается адекватная цена.
Доход на душу населения, тыс. долл. США

Плотность населения, чел./км2
Рис. 8.1
Плотность населения и доходы
Ко второму классу природных ресурсов относятся неприсваиваемые ресурсы, которые обуславливают следующее основное положение экономической теории ресурсов и окружающей природной среды: когда природные ресурсы нельзя присвоить, это приводит к возникновению внешних (экстернальных) эффектов, в результате чего рынок подает неверные сигналы. В целом, рынок производит слишком много товаров, которые являются причиной отрицательных побочных эффектов и слишком мало товаров, обеспечивающих положительные побочные эффекты. При этом способ управления ресурсами зависит от того, являются ли они возобновляемыми или нет. Эффективное использование невозобновляемых ресурсов означает распределение конечного количества этих ресурсов во времени, в то время как рациональное использование возобновляемых ресурсов подразумевает обеспечение того, чтобы поток услуг эффективно поддерживался.
Хотя доля ресурсов в совокупном доходе мала, неправильно полагать, что они не важны для экономического роста. Такие полезные ископаемые, как нефть или газ, являются конечными, но отнюдь не «совершенно необходимыми» ресурсами, каковыми являются ресурсы, которым нельзя найти замену, например, кислород воздуха. Практически для всех энергетических ресурсов замену найти можно - можно заменить уголь на нефть или газ, если запасы угля закончатся, можно использовать солнечную энергию, энергию расщепления атома и, возможно, энергию термоядерной реакции, которые, как известно, имеются в изобилии.
Что касается относительной производительности различных активов, то сторонники защиты окружающей среды считают, что энергия и другие природные ресурсы, такие, например, как ненаселенные территории представляют особый вид капитала, который необходимо сохранять для того, чтобы поддерживать необходимый уровень экономического роста. Однако многие экономисты рассматривают природные ресурсы как вид капитальных активов, которыми общество владеет наряду с компьютерами, человеческим капиталом в виде образованной рабочей силы и технических знаний, которыми владеют ученые и инженеры. При этом и экономисты, и сторонники экологического подхода солидарны в том, что наше поколение должно оставить запас капитальных активов для будущих поколений. Структура этих активов, по мнению экономистов, зависит от их будущей производительности, поскольку не очевидно, что будущие поколения извлекут больше пользы из запасов природного капитала, чем из запасов произведенного человеком капитала в виде ученых и научных лабораторий, а также соединенных в единую систему с помощью электронных сетей библиотек (рис. 8.2).
К вопросу о взаимозаменяемости природного и произведенного капитала

Замещаемость природных ресурсов и других видов капитала изображена на рис. 8.2 в виде производственной кривой безразличия, изокванты, иллюстрирующей количество двух видов капитала, которое могло бы быть необходимо для достижения определенного уровня выпуска в будущем, Q при условии, что количество других ресурсов является постоянным. Этот уровень выпуска может быть достигнут в точке С при следовании курсом консервативной политики, требующей ограничения использования энергии сегодня для того, чтобы оставить большие запасы нефти и газа и небольшой человеческий капитал для будущего. Другая возможность - точка В, при использовании стратегии низких затрат на энергию и высоких - на образование. Оба эти варианта вполне возможны и выполнимы, однако, наиболее благоприятным является тот компромисс, который обеспечивает наиболее высокий уровень потребления и сегодня, и в будущем.
Следует обратить внимание на то, что изокванта пересекает ось ординат в точке А, в которой можно обеспечить необходимый в будущем уровень выпуска Q без нефти и газа. По мнению ряда ученых-экономистов, при высоком уровне развития науки и техники (точка А) будут разработаны технологии, замещающие использование нефти и газа, запасы которых к тому времени истощатся. То, что кривая пересекает ось ординат, показывает, что в длительном периоде времени нефть и газ не являются абсолютно необходимыми ресурсными составляющими.
Сегодня мировая цена на нефть, даже с поправкой на инфляцию, не больше той, которая была установлена во время нефтяного кризиса 70-х гг. Для всех основных присваиваемых природных ресурсов, кроме леса на корню, реальная цена в течение последнего столетия снизилась. При этом доля производства ресурсов в мировой экономике постоянно уменьшается. Так, суммарная доля сельского и лесного хозяйства, разведения рыбы и добывающей промышленности составляла около 14% экономики в 40-х гг. и уменьшилась до 6% к 1990 г.
Снижающее цены влияние прогрессивных технологических изменений и новых научных результатов компенсировало повышающий цены эффект истощения природных ресурсов. Например, медные телефонные провода повсеместно заменяются на кабели из оптических волокон, при производстве которых используется более дешевое и имеющееся в достаточном количестве сырье. Для большинства природных ресурсов рост эффективности производственных процессов компенсировало их истощение, в результате чего рыночные цены на них по сравнению с заработной платой снизились (исключением является цена на строевой лес).
Как уже отмечалось выше, неприсваеваемые ресурсы являются причиной возникновения внешних (экстернальных) эффектов. Для иллюстрации рассмотрим широко известное общественное благо, представляющее собой товар, который доступен всем и каждому - систему национальной обороны. Как экономическое благо национальная оборона значительно отличается от частных благ, поскольку касается всех и каждого в отдельности гражданина страны в равной степени: и пацифиста, и милитариста, и молодого, и старого, и невежественного, и образованного. В этой связи следует обратить внимание на очевидный контраст: решение обеспечить определенный объем общественного блага, национальную оборону, приведет к созданию большого количества вооружения для защиты каждого гражданина государства. В то время как решение приобрести частное благо, например автомобиль, является индивидуальным решением, оно касается только конкретного индивидуума, и не обязывает поступать аналогично кого-либо еще.
Система национальной обороны является особым случаем общественного блага. Однако и при создании, например, вакцины против оспы, и при постройке плотины, предотвращающей наводнения, а также при реализации многих других государственных проектов можно обнаружить элементы общественного блага.
Как видно, общественные блага - это такие блага, выгода от пользования которыми неразделимо распределена по всему обществу независимо от того, хотят или нет отдельные его представители приобрести это благо. Частными благами, напротив, являются блага, которые можно разделить среди людей так, что другим от этого не будет никакой выгоды или затрат, Эффективное обеспечение общественных благ часто требует государственных действий, в то время как частные блага может эффективно распределить рынок.
Кроме общественных благ существуют и общественные «антиблага» - общественные блага, равномерно налагающие издержки на группы людей. Это, прежде всего, нежелательные побочные продукты производства или потребления, например, парниковый эффект, который угрожает глобальной переменой климата на планете, загрязнение воздуха и воды отходами химической промышленности, а также при производстве электрической энергии и использовании автомобилей, кислотные дожди, радиоактивное техногенное загрязнение, разрушение озонового слоя и пр. Следует обратить особое внимание на то, что во всех вышеперечисленных случаях тот, кто вызвал эти отрицательные внешние эффекты, не имел злого умысла, здесь эти эффекты являются непроизвольной, хотя и неприятной и нежелательной частью макроэкономической деятельности хозяйствующих субъектов.
Предположим, что какое-либо предприятие по производству электрической энергии выбрасывает в атмосферу многие тонны диоксида серы, который наносит вред самому предприятию, т.к. приходится чаще перекрашивать здания, заменять преждевременно различные металлоконструкции, вышедшие из строя по причине повышенной скорости коррозии, а также оплачивать возрастающие в связи с этим медицинские расходы. Однако большая часть наносимого предприятием вреда является для него «побочной», поскольку диоксид серы разносится по всей стране, а, часто и за ее пределы, нанося соответствующий вред регионам.
В целях максимизации прибыли рассматриваемому предприятию необходимо решить, насколько должен быть велик объем производимых им вредных выбросов: если не осуществлять достаточно эффективной очистки выбрасываемых загрязняющих веществ, будут страдать рабочие и само предприятие, очень качественная очистка потребует огромных затрат на очистные сооружения и т.д. Допустим, что руководство принимает решение производить очистку до такой степени, где выгода от дополнительного снижения уровня выбросов (предельные частные выгоды) будет равна дополнительным затратам на очистку (предельные издержки на снижение). Если предельная частная выгода, например, равна 10 долл. на тонну диоксида серы, то снижение уровня выбросов с 400 до 350 тонн вызовет предельные издержки в размере 10 долл. за каждую тонну их сокращения. В результате предприятие-загрязнитель нашло свой частный оптимальный уровень снижения выбросов - на 50 тонн, при котором предельные частные выгоды равны предельным издержкам на снижение уровня выбросов. Следовательно, когда это предприятие вырабатывает электроэнергию с наименьшими затратами, учитывая при этом только частные издержки и выгоды, оно будет производить выбросов в окружающую природную среду на 50 тонн меньше.
Однако если адекватно оценивать воздействие этого предприятия на общество в целом, можно выявить, что предельная общественная выгода эффективного контроля за выбросами загрязняющих веществ, включая повышение здоровья и ценность собственности в прилегающих регионах, на порядок превышает предельную частную выгоду. Каждая тонна сокращения выброса обходится в 10 долл., однако, обществу она стоит, предположим, 90 долл. внешних издержек, которые предприятие-загрязнитель не включило в свои расчеты, поскольку для него они являются побочными и на его прибыль не влияют.
Как видно, выбросы вредных веществ и другие побочные эффекты приводят в целом к неэффективным экономическим результатам. В условиях нерегулируемой окружающей природной среды предприятие-загрязнитель определяет наиболее выгодный исключительно для него уровень выбросов, уравнивая предельную частную выгоду от снижения уровня выбросов с предельными издержками этого снижения. Когда побочные негативные эффекты от выбросов загрязняющих веществ значительны, частное равновесие приведет к тому, что для общества уровень выбросов будет чрезмерно высок, а очистка недостаточно эффективной.
Социально эффективный уровень выбросов загрязняющих веществ в окружающую природную среду экономисты определяют, как правило, путем балансовых расчетов социальных затрат и выгод. Для обеспечения эффективности необходимо, чтобы предельные общественные выгоды от снижения уровня загрязнений были равны предельным общественным издержкам этого снижения.
Для нахождения эффективного уровня выбросов рекомендуется использовать метод, известный как анализ «затраты-выгоды», при котором эффективные стандарты устанавливаются путем балансирования предельных затрат на какое-то действие с его предельной выгодой. В случае с рассмотренным выше гипотетическим предприятием-загрязнителем предположим, что предельные выгоды и издержки равны, когда количество выбрасываемого диоксида серы снижается не на 50, а на 250 тонн. В этом случае и предельные издержки на снижение выбросов, и предельные общественные выгоды окажутся равными и составят по 40 долл. за тонну. Предприятию экономически выгодно выбрасывать в окружающую среду 150, а не 400 тонн диоксида серы, т.к. при таком уровне выбросов чистая общественная ценность производства максимизирована. Если бы предприятие выбрасывало более 150 тонн диоксида серы, дополнительный вред окружающей среде превысил бы полученную экономию затрат. С другой стороны, если бы выбросы были снижены до уровня менее 150 тонн, предельные издержки на очистку выбросов были бы больше, чем предельная выгода от чистой атмосферы.
Анализ «издержки-выгоды» показывает, что снижение уровня выбросов загрязняющих веществ практически до нуля влечет за собой огромные издержки на технологию очистки, в то время как предельная выгода от этого может быть весьма скромной. В рассматриваемом случае оценка экономической эффективности требует компромиссных решений, балансирующих добавочную ценность выпуска продукции и дополнительный вред от выбросов.
Таким образом, нерегулируемая государством рыночная экономика окружающей природной среды характеризуется уровнем выбросов загрязняющих веществ и других побочных негативных эффектов, при котором предельные частные выгоды от уменьшения количества загрязнений равны предельным частным затратам на это уменьшение. Для обеспечения эффективности требуется, чтобы предельные общественные выгоды были равны предельным общественным издержкам. В условиях нерегулируемой рыночной экономики природопользования уровень загрязнений слишком высок, а снижение этого уровня слишком мало.
Вышесказанное можно проиллюстрировать с помощью рис. 8.3, на котором кривая МС, имеющая положительный наклон, характеризует предельные издержки снижения выбросов, кривые, имеющие отрицательный наклон, отражают предельные выгоды от уменьшения загрязнения, верхняя сплошная линия, MSB - предельные общественные выгоды от уменьшения загрязнения, нижняя линия, МРВ - предельные частные выгоды от снижения выбросов для производителя этих выбросов. Предельные издержки и выгоды расположены на вертикальной оси, а снижение загрязнения - на горизонтальной. Поскольку снижение загрязнения - благо, оно откладывается на оси в положительную сторону.
Решение нерегулируемого рынка представлено точкой I, в которой предельные частные издержки и выгоды равны. В этой точке выбросы уменьшены на 50 тонн, а предельные частные издержки и выгода составляют по 10 долл. за тонну. Как видно, решение нерегулируемого рынка неэффективно, в этом можно убедиться, снизив выбросы еще на 10 тонн (на рис. 8.3 - справа от точки I). Для этого дополнительного сдвига предельные выгоды представлены общей площадью под кривой MSB, а предельные издержки - площадью под кривой МС. Эффективный уровень загрязнения представлен точкой Е, в которой предельные общественные выгоды равны предельным затратам на снижение загрязнения. Как видно, в этой точке и MSB, и МС составляют около 40 долл.
за тонну.
Неэффективность, возникающая по причине побочных эффектов

ю о о о съ К Ю
Л
ю
к и « ч
о го
X
ю
о
съ
X
lt;и
*
к
X
к о съ
с

Снижение уровня выбросов
Рис. 8.3
л
ч
о
U
3
ю
съ
к
ч
§
- §

Когда предельные общественные выгоды, MSB не равны предельным частным выгодам, МРВ на рынке будет наблюдаться нерегулируемое равновесие в точке I, причем снижение уровня загрязнений будет слишком мало. Эффективные меры по очистке загрязнений соответствуют точке Е, где MSB и МС равны.
Рассмотрим случай, когда загрязнение должно быть устранено полностью (философия нулевого риска), который требует удаления всех 400 единиц загрязнений. Здесь предельная социальная выгода должна быть равна нулю, а предельные социальные издержки - находиться в точке Z. При этом существуют значительные избыточные издержки на устранение загрязнений. Чистые издержки такого подхода представлены областью EZB.
Для борьбы с прямым загрязнением окружающей природной среды, а также побочными социальными эффектами, касающимися здоровья и безопасности населения, государство использует прямое регулирование, часто называемое соци-
альным регулированием. Например, закон США о чистоте воздуха, принятый в 1970 г., снизил уровень выбросов трех главных источников загрязнения на 90%. В 1977 г. предприятиям было предписано уменьшить выбросы соединений серы на новых заводах на 90%, в ряде законодательных актов последнего десятилетия, фирмы обязаны постепенно сокращать использование химикатов, способствующих разрушению озонового слоя.
В случае использования директив регулирующий орган обязывает предприятие-загрязнитель подчиниться, обеспечивая его при этом подробной информацией о том, какие на сегодняшний день в том или ином виде хозяйственной деятельности существуют в мире передовые технические решения и, на этой основе, какие прогрессивные малоотходные ресурсосберегающие технологии производства этому предприятию следует использовать. Возможностей для новых подходов или компромиссов внутри фирмы, а также среди ряда фирм при административно- командном методе немного. Если стандарты установлены правильно, может быть достигнута адекватная, весьма эффективная степень очистки от загрязнений.
По мнению ряда экономистов индустриально развитых стран, теоретически возможен вариант, когда регулирующий орган способен создавать такие законодательные акты и инструкции по регулированию загрязнений, которые гарантируют экономическую эффективность. Однако на практике это случается крайне редко, поскольку действенность многих мер по контролю за загрязнением страдает из-за целого ряда значительных побочных негативных эффектов. В частности, меры по регулированию загрязнения окружающей среды иногда назначаются без сравнения предельных затрат и предельных выгод, без которого невозможно определить наиболее эффективный метод контроля за загрязнением, в случае некоторых регулирующих программ закон запрещает сравнение выгод и затрат как способ определения стандартов и пр.
Кроме того, как показывает зарубежный опыт, стандарты по своей сути являются весьма грубым инструментом. Эффективное снижение загрязнения требует, чтобы предельные издержки на загрязнение были равны для всех источников этого загрязнения. Командно- контролирующее регулирование, как правило, не допускает дифференцирования между предприятиями, фирмами, регионами и отраслями промышленности. Следовательно, регулирование в равной степени касается больших и небольших предприятий и фирм, городов и сельских местностей, значительно и незначительно загрязняющих окружающую среду предприятий и фирм. Даже если фирма А может уменьшить выброс вредного вещества на тонну с затратами, составляющими лишь малую часть издержки фирмы В, обе фирмы должны соответствовать одинаковым стандартам. Также нет никаких стимулов для фирмы, издержки которой невелики, снизить уровень загрязнения ниже стандартного, даже если это экономично. Многочисленные исследования показывают: отсутствие гибкости стандартов загрязнения окружающей природной среды приводит к тому, что плата за уменьшение уровня загрязнения гораздо больше, чем могла бы быть при соответствующей эффективной разработке этого вопроса.
Для того чтобы избежать ловушек прямого контроля, многие экономисты рекомендуют, чтобы социальная политика полагалась, в основном, на экономические стимулы, а не на командные методы правительства. Одним из таких подходов является плата за выброс вредных веществ, то есть налога, выплачиваемого предприятием и равного стоимости причиненного общественного вреда. Если, например, предприятие-загрязнитель создало для общества побочные предельные издержки в 35 долл. за тонну выбрасываемого вещества, соответствующим размером платы будет 35 долл. за тонну. Это достаточно эффективный способ интернализировать внешний негативный эффект, заставив предприятие-загрязнитель компенсировать общественные издержки своей производственной деятельности. Определив свои частные издержки, это предприятие обнаружит, что каждая дополнительная тонна выбросов будет стоить 5 долл. внутренних затрат для предприятия плюс 35 долл. платы за выбросы, итого - 40 долл. за тонну выбросов. Выравнивая новые предельные выгоды (частные выгоды плюс плата за выбросы) и предельные затраты на уменьшение выбросов, предприятие будет стремиться снизить уровень выбросов до эффективного уровня. Если размер платы за выбросы был правильно рассчитан, предприятие будет двигаться к точке эффективности, где предельные общественные издержки и предельные общественные выгоды от загрязнения равны.
Альтернативный подход продемонстрирован на рис. 8.4, который аналогичен рис. 8.3 за исключением одного - в данном случае предполагается, что существуют незначительные частные выгоды от снижения уровня загрязнений. В рамках политики прямого контроля правительство обязывает предприятие снизить выбросы на 250 тонн (или ограничить уровень выбросов до 150 тонн), стандарт при этом представлен сплошной вертикальной линией. Если бы стандарт был установлен на верном уровне, то предприятие достигло бы социально эффективного уровня снижения загрязнений. Следовательно, при осуществлении действительно эффективного регулирования, предприятие-загрязнитель окажется в точке Е, где MSC равно МС.
Предположим, что соответствующая правительственная организация берет с предприятия-загрязнителя по 40 долл. за каждую тонну выброшенного им в атмосферу какого-либо вредного вещества, в результате чего предельные частные выгоды от снижения уровня загрязнения возрастут с нуля до 40 долл. за тонну. Столкнувшись с этим, предприятие вновь сделает выбор в пользу точки эффективности Е на рис. 6.4. Когда правительство ограничивает уровень выбросов в окружающую среду до 150 тонн, или, соответственно требует снижения этого уровня на 250 тонн, то это приводит к установлению эффективного уровня загрязнения в точке Е.

о ю 8 ° Ь о л о
120
100
80
60
40
20
0

100
200
300
400
Снижение уровня выбросов
0
CQ Q.
Я ^2 л
К
*
Он
оэ
tt
со
К
СО
О
Cl
CQ
- §
X
lt;и
*
К
X
к о
Он
С

Рис. 8.4
Подход, не требующий законодательного введения налогов, заключается в использовании торгуемых разрешений. В рамках этого подхода вместо того, чтобы предписывать предприятию, сколько оно должно платить за единицу выбросов загрязняющих веществ, а затем предоставлять этому предприятию право устанавливать уровень загрязнения, правительство само определяет этот уровень и размещает соответствующее количество разрешений. Цена такого разрешения, которая является уровнем платы за выбросы загрязняющих веществ, устанавливается спросом и предложением на рынке разрешений.
В настоящее время в США проводится анализ метода торгуемых разрешений в отношении диоксида серы, одного из наиболее опасных для атмосферы веществ, повсеместно загрязняющего окружающую природную среду. В соответствии с поправкой к Закону о чистоте воздуха, принятой в 1990 г., правительство обязано выпускать разрешения на суммарный выброс 9 млн. тонн диоксида серы в год для всех штатов. В результате ожидается, что к концу десятилетия выбросы будут снижены на 50%. Коммунальные предприятия, обеспечивающие население электроэнергией, получают разрешения на выброс в атмосферу диоксида серы и продают их на Чикагской товарной бирже так же, как продается, например, сельхоз-
321

продукция или нефть. Предприятия, имеющие возможность без существенных затрат снизить уровень выбросов диоксида серы, могут продавать свои разрешения другим предприятиям, которым, допустим необходимы дополнительные разрешения для возможности их функционирования (новые заводы) или у которых нет резерва времени для снижения выбросов до требуемого правительством уровня.
Экономисты- сторонники экологического подхода считают, что экономические стимулы позволят достичь нужных целей со значительно меньшими затратами, чем при традиционном командно-административном регулировании. Как показали исследования, традиционные административные подходы обходятся от 2 до 10 раз дороже, чем эффективное адекватное регулирование по затратам.
Для достижения эффективного уровня регулирования необходимо, чтобы регулирующий орган мог достаточно адекватно выразить ценность побочного, экс- тернального эффекта в денежном эквиваленте. Если плата за выбросы загрязняющих веществ устанавливается для того, чтобы уравнять предельные общественные издержки и выгоды, определить социальный вред от загрязнения не представляет сложности. Во всех случаях, когда воздействию подвергаются рыночные товары и услуги, измерения достаточно просты. Так, если потепление климата уменьшает урожай пшеницы, можно измерить величину вреда с помощью ценности пшеницы, или, если новая дорога сокращает время, проведенное в пути, можно оценить выгоду от строительства дороги, умножив количество сэкономленных часов на ценность времени, измеренную, например, с помощью ставки заработной платы.
Однако многие виды вреда, нанесенного окружающей природной среде, в особенности в нерыночном секторе, оценить в денежном эквиваленте крайне сложно. Для того чтобы оценить вред, который нельзя выразить в рыночных ценах, экономисты используют несколько методических подходов. Оценка относительно проста в тех случаях, когда экологические проблемы наносят вред непосредственным пользователям - в загрязненной реке нельзя ловить рыбу или купаться и можно достаточно легко подсчитать ценность потерянных возможностей. Однако в целом ряде других случаев это не представляется возможным. Здесь сторонники экологического подхода используют метод, называемый условной оценкой, который заключается в том, что людей спрашивают, сколько они были бы готовы заплатить в гипотетической ситуации, скажем, для того, чтобы не нанести вред какому-то природному объекту или ресурсу. В результате такого изучения стоимость того или иного мероприятия может быть оценена в определенную сумму денежных средств.
Предположим, что правительство принимает решение не вмешиваться в деятельность рынка. В этом случае, как показали исследования, добровольные переговоры между заинтересованными сторонами при определенных условиях могут привести к наиболее эффективному результату. Условия, в которых это может произойти, имеют место тогда, когда существуют четко сформулированные права собственности и издержки на переговоры низки. Например, кто-то сбрасывает в реку химические отходы производства, а ниже по течению находятся чьи-то рыбные пруды, в результате чего погибает большое количество рыбы. Можно подать в суд за ущерб, связанный с гибелью рыбы, однако в этом случае каждая из сторон имеет также существенный стимул собраться вместе и принять совместное компромиссное решение об эффективном уровне загрязнения.
Второй подход основан на законах об ответственности или системе гражданских правонарушений, а не на прямом государственном регулировании. В данном случае виновник возникновения побочных негативных эффектов по закону несет ответственность за любой вред, причиненный им другим лицам. Так, например, в большинстве штатов США существует правило, что если по неосторожности или небрежности компания является виновником болезни своих рабочих, они могут взыскать компенсацию через суд.
Вопросом, вызывающим большее беспокойство ученых, является угроза глобального потепления по причине парникового эффекта, который является основной причиной проблем, связанных с общественными благами. Действия, предпринимаемые сегодня, повлияют на климат, что скажется на всех людях во всех странах в будущем. Издержки уменьшения выбросов СО2 возникают по мере того, как страны снижают уровень потребления органического топлива и энергоемкость выпускаемой продукции, используют альтернативные источники энергии (солнечную или ядерную), выращивают деревья и т.д. В ближайшем периоде времени это означает, что будет более дорогая энергия, более низкий уровень жизни и более низкий уровень потребления. Выгода от уменьшения выбросов относится к далекому будущему, когда более низкий уровень выбросов уменьшит вред, наносимый климатическими изменениями сельскому хозяйству, морским побережьям и в целом всем экосистемам.
Эффективная стратегия сдерживания климатических изменений требует сравнивания предельных затрат на снижение уровня СО2 с предельными выгодами. На рис. 8.5 предельные издержки изображены кривой МС, а предельные общественные выгоды - кривой MSB. На вертикальной оси отложены издержки и выгоды в денежном выражении, а на горизонтальной оси - снижение уровня выбросов в процентном уменьшении содержания диоксида углерода. Точка Е представляет собой эффективную точку, в которой предельные издержки на снижение уровня выбросов равны предельным выгодам от замедления климатических изменений, а будущий уровень потребления человечества максимизирован. При чисто рыночном решении уменьшение выбросов равно нулю, кривая MSB находится намного выше кривой МС, в то время как при чисто экологическом решении, когда предпринимается попытка не причинять никакого вреда природным экосистемам, наоборот - МС намного выше MSB.
Рассмотрим, каким образом можно достичь эффективной величины снижения уровня СО2 в атмосфере. Поскольку выделение СО2 происходит в результате сжигания углеродосодержащего топлива, некоторые специалисты предлагают ввести налог на содержание углерода в топливе. Топливо, в котором содержание углерода велико, например, уголь, будет облагаться большими налогами, чем топливо с низким содержанием углерода, такое как, например, бензин. Расчетным путем установлено, что налог на содержание углерода должен составлять от 5 до 10 долл. за тонну углерода и постепенно расти в течение следующего столетия. Предполагается, что в дальнейшем налог на углерод будет превышать цену на электрическую энергию лишь на 2%. Поскольку при таком уровне налога на углерод изменения климата будут все же значительными, сторонники экологического подхода предлагают существенно увеличить ставку углеродного налога, сделав его порядка 100 долл. за тонну, чтобы полностью предотвратить изменение климата.
Влияние «углеродного налога» на замедление изменения климата


Рис. 8.5
ей
Л
ч
о
3
ю
4
О О- lt;и
5
* « к к Ы о
N * a S
s g
2
  1. к л

4
к
ч
к
CL
С

В связи с тем, что последствия изменения климата полностью не определенны и отразятся, главным образом, в относительно далеком будущем, некоторыми специалистами для решения частных вопросов в рамках рассматриваемой проблемы используется известная методика теории полезности в условиях неопреде-
ленности. В рамках данного подхода процесс принятия решения включает составление списка событий, которые могут произойти, оценку последствий этих событий, а также вероятности каждого из них, взвешивание ожидаемой ценности последствий и ожидаемых затрат при различных вариантах поведения, и выбор образа действий, который поможет максимизировать ожидаемую ценность полезности или результата.
Предварительные исследования показали, что, поскольку неопределенность является односторонней, причем вероятность серьезного ущерба очень мала, может иметь смысл выплата «премии за риск», т. е. осуществление дополнительных мер для замедления климатических изменений. Подобно тому, как люди готовы пожертвовать небольшой частью своего дохода на установку в доме противопожарной сигнализации, чтобы снизить риск возникновения пожара, общество может посчитать, что будет благоразумно пожертвовать частью национального дохода с целью предотвращения глобального потепления климата в будущем.
Для того чтобы замедлить изменение климата, не нанося вреда экономике, необходимо ввести «углеродный налог» на выбросы диоксида углерода для того, чтобы сбалансировать предельные издержки снижения уровня выбросов и предельные выгоды от снижения вреда, проявляющиеся в повышении уровня моря и других глобальных последствиях потепления климата.

<< | >>
Источник: Гофман В.Р.. Экологические и социальные аспекты экономики природопользования: Учебное пособие. - Челябинск: Изд. ЮУрГУ,2001. - 631 с.. 2001

Еще по теме СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ:

  1. Современные тенденции социально-экономического развития
  2. Современные тенденции социально-экономического развития
  3. Современные тенденции социально-экономического развития
  4. Современные тенденции социально-экономического развития
  5. Ι8.2. Современные тенденции социально-экономического развития
  6. Современные тенденции социально-экономического развития Африки
  7. Современные тенденции социально-экономического развития Западной Азии
  8. Глава 7. Современные направления и школы экономической теории
  9. 1.4. Современные направления экономической теории
  10. Основные направления развития современной экономической теории
  11. Предмет и структура современной экономической теории
  12. 1.6. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ЕЕ СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  13. Глава 1. Значение и состояние экономической теории в современном мире
  14. 1.4.Основные научные школы и современные направления развития экономической теории
  15. 1. ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЗНАЧЕНИИ И СОСТОЯНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  16. Лекция 1. ПРЕДМЕТ И МЕТОДОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ШКОЛЫ ЭКОНОМИКИ
  17. 1.4. Основные научные школы и современные направления развития экономической теории
  18. 4. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
- Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЕД України - ВЭД РФ - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -