Совокупность институтов финансового посредничества и их динамика в условиях глобализации

Финансовая система, как правило, представляет со­бой совокупность финансовых рынков и государствен­ную систему финансов (налоговая система, государствен­ный бюджет, ДКП, система государственных финансовых трансфертов и т.

д.).

Принято считать, что, в свою очередь, финансовые рынки представляют собой совокупность денежного рын­ка, а также рынков ценных бумаг и капитала. Четкое раз­деление этих институтов практически невозможно. Тем не менее, доминирует мнение о том, что «денежные рын­ки» - это такие финансовые рынки, на которых краткос­рочные обязательства обмениваются на внешние деньги,
а термин «рынок капитала» охватывает как финансовые рынки, так и рынки, на которых ведутся операции с «реальным»[13] имуществом.

Все составляющие (части) финансовой системы об­ладают определенным сходством: в финансовых опера­циях существует повышенный, по сравнению с нефинан­совыми агентами бизнеса, риск, который, естественно, компенсируется дополнительной премией (дополнитель­ным бонусом)[14]. В экономической теории это явление бы­ло описано моделями формирования цен на капитальные активы в пространстве (CAPM, средняя дисперсия), меж­временными моделями[15] и арбитражной теорией ценооб- разования[16].

Как нам представляется, финансовая система яв­ляется подсистемой экономики и призвана обеспечивать (1) денежный оборот движения товаров и услуг, (2) пере­распределение средств и (3) трансформацию финансовых
активов. Наше исследование направлено на выявление сути последней, третьей составляющей финансовой системы - финансового посредничества по трансформа­ции активов.

В самом общем виде, финансовые посредники - это предприятия, осуществляющие куплю-продажу финансо­вых активов. Тем самым, финансовые посредники - это главные участники организованных финансовых рын- ков[17]. Финансовый бизнес, в отличие от обычного, и фи­нансовый рынок, в отличие от организованного (мате­риального, нефинансового) рынка, - отрасли неценовой конкуренции, где важное значение имеют качество и ха­рактер предлагаемых услуг (очень часто они дифферен­цированы и конкретизированы по потребителям), тради­ции взаимодействия с клиентами. Исторический опыт по­казал, что неценовые факторы быстро монополизируются или олигополизируются. Экономическая теория исходит из предположения, согласно которому, финансовые опе­рации представляют собой эпифеномены, которые обра­зуют «вуаль», скрывающую от поверхностного наблюда­теля внутреннее содержание реальных процессов. Теоре­ма Модильяни-Миллера подразумевала, что стоимость
финансовых активов в точности равна стоимости тех внешних активов, в отношении которых предъявляют требования владельцы финансовых активов[18]. Однако современная экономика полностью опровергла эти пред­положения: финансовая экономика не только обслужи­вает реальную экономику, но и обладает также свойства­ми самовозрастания и самогенерации. При дальнейшем анализе мы убедимся в том, что по масштабам и прибы­лям финансовая экономика стала существенно опережать нефинансовые корпорации[19].

Финансовое посредничество является сферой дея­тельности агентов финансовой системы. По мнению не­которых экономистов, посредством финансовой системы осуществляется перевод покупательной способности от экономических единиц с профицитным 6юджєтом (или с профицитными финансами - А.Б.) к экономическим еди­ницам с дефицитным бюджетом. При этом, финансовые посредники преобразуют финансовые требования таким
образом, что те становятся более привлекательными для конечного инвестора. Процесс покупки прямых требова­ний экономических единиц с дефицитом средств, и их преобразование (трансформация) в непрямые требования, и является финансовым посредничесвом[20]. При этом, пе­ревод средств от предприятий с положительным бюдже­том в предприятия c отрицательным бюджетом осуществ­ляется посредством (1) прямого или (2) непрямого финан- сирования[21].

Это чрезмерно классическое и честное определение. В наши дни все стремительно меняется. Развитие финан­совой системы в мире за последние полтора десятилетия во многом опровергло приведенную выше точку зрения. Во-первых, к началу XX столетия и за первые его 15 лет финансовое посредничество было связано не только с преобразованием требований. Во-вторых, для того чтобы ссужать деньгами необязательно иметь профицит в ба­лансе финансовых потоков (в бюджете). А для того чтобы их заимствовать - необязательно наличие дефицита средств. Наглядным примером являются США и амери­канские компании, у которых есть наибольший дефицит
среди стран-ОЭСР, но именно они занимаются масштаб­ными проектами посредничества.

Д. Блэкуэлл, Д. Кидуэлл, Р. Петерсон под финансо­вым посредничеством понимают такую деятельность фирм, при которой ЭЕПБ покупают финансовые требова­ния ЭЕДБ[22]. С таким подходом можно было бы согла­ситься вполне, если не одно очень важное обстоятельст­во: кто же определяет фирму с профицитным и фирму с дефицитным бюджетами? Некоторые государства сами ис­кусственно создают дефицит или профицит финансовых средств (например, бюджета). Вскоре результаты таких ре­шений сказываются на деятельности финансовых посред­ников, усиливая их дефицитность или профицитность.

Финансовое посредничество Р. Левин идентифици­рует способностью данной подсистемы экономических отношений снижать риски, мобилизовать сбережения, по­вышать информированность хозяйствующих субъектов, стимулировать процессы обмена и т. д[23]. По мнению А. Дарбиняна и Э. Сандояна, финансовое посредничество - это работа по следующим четырем направлениям: вла­дение информацией, сглаживание потребления, делегиро­вание мониторинга за инвестициями и позициирование в

качестве «пула ликвидности» или «коалиции вкладчи-

24

ков» .

По мнению других ученых (Помогаева Е.А.), фи­нансовое посредничество - это совместная деятельность совокупности финансовых институтов по обеспечению непрерывности движения капитала между экономически­ми субъектами, реализуемая через двойной обмен долго­выми требованиями и обязательствами[24] [25]. С такой дефи­ницией мы не видим проблем, кроме того, что она являет­ся чрезмерно общей.

По нашему мнению, системой финансового посред­ничества в смысле профессиональных субъектов[26] сле­дует признать совокупность институтов неценовой кон­куренции, призванных трансформировать одни виды тре­бований в другие, одни виды активов в другие (например, внешние активы во внутренние), потенциальные доходы будущего в фактические расходы настоящего, относи­тельные временные финансовые излишки у одних пред­
принимателей в реальные деньги других. Время финансо­вого посредничества пришло: оно выпало на долю второй половины XX столетия и на начало XXI. Развитие финан­совой системы превзошло все ожидания. Поэтому «све­жие» еще вчера утверждения о сути современной систе­мы финансового посредничества оказываются устарев­шими или недостаточными.

Обычно в числе инструментов финансового посред­ничества следует рассматривать такие, как: депозит, кре­дит, сеньораж (эмиссионный доход), обмен валюты, ак­ции, облигации, опционы, ипотека, рынки производных финансовых инструментов (фьючерсы, форварды, опцио­ны), предоставление гарантии и поручительства, страхо­вые контракты (полисы, премии, выплаты), паи, финансо­вый лизинг и факторинг, ломбарды. А институтами фи­нансового посредничества являются банки, казначейства, международные финансовые институты, страховые ком­пании, взаимные и инвестиционные фонды, фондовые рынки, фонды хеджирования, другие фонды производных финансов и т.д. В последнее время в качестве обособив­шегося вида финансовых услуг серьезно анализируются

денежные переводы трудовых мигрантов (ДТМ), достиг-

27

ших 534 млрд. долларов в 2012г . Не всегда, но чаще

27 Гайдуцкий А.П. Банки и миграционный капитал. К.: ООО «Инфор­мационные системы», 2013. С. 39. По данным ВБ эти переводы в

всего после перевода эти средства также трансформи­руются из одних видов активов в другие. По данным ВБ, денежные переводы практически достигают уровня 50%

от ПИИ в мире и составляют около 0.5% мирового

28

ВВП , а численность мигрантов за последние 5 лет составляет уже 213 млн. чел.[27] [28] [29] Поэтому, на наш взгляд, ДТМ в наше время также стали инструментом финансо­вого посредничества.

До последнего времени было принято представлять суть финансового посредничества через систему услуг, оказываемых финансовыми посредниками (дробление суммы займа; перевод одной национальной валюты в другую; установление гибкой системы сроков погашения; диверсификация риска неплатежа; обеспечение нелик- видности[30]). При этом, отмечались такие типы финансо­вых посредников: (1) учреждения депозитного типа (ком­мерческие банки, сберегательные институты[31], кредитные союзы); (2) сберегательные учреждения, действующие на
договорной основе (компании, занимающиеся страхова­нием жизни; компании, занимающиеся страхованием от несчастных случаев; пенсионные фонды); (3) инвести­ционные фонды (паевые-взаимные фонды; паевые-взаим- ные фонды денежного рынка) и (4) ряд других типов фи­нансовых посредников (финансовые компании по потре­бительским, деловым и торговым кредитам; государст­венные финансовые учреждения и агенства[32], институты производных финансовых инструментов или деривати- вов)[33]. К этому списку, без сомнения, следовало бы доба­вить страховых брокеров и агентов, валютных дилеров, ломбарды и обменные пункты, платежно-расчетные орга­низации. Перечень видов услуг за последние 20 лет силь­но изменился (в числе новинок можно перечислить фон­ды хеджирования, управление богатством, страхование природных ресурсов и т. д.). В связи с этим, очевидна не­которая путаница в систематизации видов и типов услуг.

Например, у Ф. Фабоцци мы находим следующую систему структуризации институтов финансового посред­ничества: он всю гамму финансовых институтов разде­ляет на 2 лагеря. Первый лагерь он называет «финансовы­
ми институтами», и в т. ч. подразделяет их на (1) страхо­вые компании, (2) депозитарные организации (банки, сбе­регательные учреждения и т.д.) и (3) инвестиционные компании. Во втором лагере он отмечает нефинансовые институты: накопительные фонды, сбережения нефинан-

34

совых корпораций и т. д .

Конечно, каждый исследователь вправе сам опреде­литься касательно методологии исследования. Но в слу­чае с институтами финансового посредничества есть одно важное обстоятельство: нельзя не заметить, что часть этих институтов связана с процессами накопления средств, вторая часть больше обусловлена трансформа­цией этих накопленных средств в сбережения, третья сбе­режения превращает в инвестиции, и, наконец, самая по­следняя часть трансформирует инвестиции в доходы. Есть также институты финансового посредничества, ко­торые просто одни виды активов превращают в другие виды и, наиболее «модные» из них, доходы будущих вре­мен превращают в расходы настоящего времени. При этом, на наш взгляд, очень важно при структуризации и оценке финансовой системы избежать перекрестного (двойного, тройного и т.д.) учета. Очень часто, иногда на уровне авторитетных международных финансовых орга­низаций, при оценке совокупных активов или финансо- [34]
вых рынков, имеет место механическое суммирование соответствующих активов. Например, МВФ в 2011 г. рын­ки капиталов оценивались суммированием величины ка­питализации фондовых рынков, облигаций публичного и частного долгов и активов банков[35] [36]. В принципе, можно так поступить. Но существенная часть активов банков привязана к облигациям, а около половины покупок ак-

36

ций осуществляется, следовательно, с помощью капита­лизации фондовых рынков через банковские кредиты.

Схематично основные структурные единицы рын­ка финансового посредничества представлены на Ри­сунке 1.1.

Cхема построена с учетом того, что к инструментам денежного (а также финансового) рынка предъявляются следующие требования: (1) низкий риск неплатежа; (2) низкий риск колебания их стоимости (или короткий срок платежа); (3) высокая реализуемость и (4) низкие тран­сакционные издержки[37]. При этом, процесс вывода вновь выпускаемых финансовых требований со стороны ЭЕДБ называется «первичным размещением».

В связи с этим, мы предлагаем разделить всю сово­купность институтов финансового посредничества на 4
группы: структуры, трансформирующие доходы в накоп­ления и сбережения; структуры, трансформирующие сбе­режения в инвестиции и доходы; структуры, трансфор­мирующие будущие доходы в расходы настоящего вре­мени, и структуры, трансформирующие одни виды акти­вов в другие (Рис. 1.2.). Такой модельный подход к проб­леме вносит определенную четкость и логическую после­довательность изложения.

По источникам происхождения, методам функцио­нирования и целям кредитования финансовая система, как нам кажется, может быть представлена следующим образом:

- рынок корпоративных ценных бумаг;

- рынок деривативов (в т.ч. хеджирование);

- платежные системы;

- кредитные бюро и рейтинговые агенства;

- пенсионные фонды;

- взаимные фонды и индустрия по управлению активами;

Рис. 1.1. Рынок финансового посредничества и его элементы.

- Рынок государственных ценных бумаг;

- Банковская система;

- Потребительское кредитование (включая кредитные карты, ссуды и ломбарды).

Здесь следовало бы упомянуть также некоторые дру­гие институты финансовой системы. Например, уместно было бы напоминание об денежной системе под контро­лем правительства (бюджет, гарантии, поручительства) и др. Однако, как отмечалось выше, в работе нами будут исследоваться только институты финансового посредни­чества и только профессиональных субъектов. В связи с этим, например, государственные финансы не являются объектом нашего исследования. Наряду с этим, важным институтом финансового посредничества в последнее время стали считаться институты хеджирования. Вся
система хеджирования построена на теориях эффективно­го рынка, альтернативных издержек, гипотезе эффектив­ных рынков (EMH), двойственных понятий доходности и риска, определении цен на близкие субституты при от­сутствии арбитража и т.д[38]. Все это приобретает воз­растающее значение. В нашей работе, однако, институты хеджирования специально не рассматриваются. Их разви­тие связано с наличием созревшей системы финансового посредничества.

Рис. 1.2. Структура институтов финансового посредничества.

Что касается операций по обмену валюты, по про­даже и покупке облигаций, инвестиционно-дилерских контор и т.д., то мы их также не рассматриваем. Валют­ные операции и отчасти сделки по облигациям являются институтами внешней (формальной по отношению к фи­нансовой системе) трансформации активов и как бы инст­рументами финансового посредничества - не менее инте­ресны.

Таким образом, наше внимание будет полностью уделено таким структурным элементам финансового пос­редничества, как: банки и кредитные учреждения, пен­сионные фонды и страховые компании, взаимные и ин­вестиционные фонды (банки), промежуточные заемщики и фондовые рынки.

Наличие в стране специализированной системы фи­нансовых посредников позволяет иметь, как нам кажется, трансформацию активов, денег, средств, которые осу­ществляются более эффективно и быстро. Ведь в этом случае срабатывают: (1) эффект масштаба, (2) экономия средств на трансакции, (3) увеличение быстроты дейст­вий и уменьшение вероятности ошибки для клиентов, (4) возможность систематизации событий и прогнозирования действий участников сделки[39]. Исследования Дж. Тобина показали, что скорость обращения денег, рассчитанная по

ВНП, в экономике США составляет 6–7 раз прироста в год. Но если рассматриваются не только конечные, но и промежуточные операции с товарами и услугами, число оборотов за год может составлять 20 или 30, а в случае с депозитами в банках – даже 500[40]. И здесь основным ус­корителем является финансовая система.

Возникает вопрос: что определяет объем и масшта­бы современной финансовой системы? По мнению Р. Голдсмита, современная финансовая система является «надстройкой» в экономической системе[41]. Н. Хаканссон считает, что сутью институтов финансового посредни­чества является финансовый рынок, который состоит из таких инструментов, как: акции, облигации, опционы и страховые контракты[42]. Как видим, у этого автора кредит или депозит отсутствуют как инструменты финансового рынка.

Представитель парижской школы экономики Т. Пи- кетти, труд которого вызвал большой интерес в начале 2014г., считает, что влияние финансов на экономический

рост носит циклический характер. Так, по его мнению, за 1700–1820гг. возврат на капитал (прибыль) составлял 5.1%, хотя величина глобального роста была тогда на уровне 0.5%. За 1820–1913гг. цифры изменились: соот­ветственно, 5 и 1.5%, за 1913–1950гг. – 5.2% и 1.9%, за 1950–2012гг. 5.3% и 3.8%. Но, по его мнению, за 2013– 2100гг. произойдет снижение этих показателей, соот­ветственно, до 4.3% и 1.5%[43] [44]. Автор считает, что таким образом наступили времена, когда предельная эффектив­ность вложений и финансового посредничества будет па­дать, как это имело место в позднем Средневековье.

На развитие финансовой системы влияют также тре­бования налогообложения: чем выше развитие финансо­вых институтов государства, тем больше шансов на отно-

44

сительно низкие налоги .

Подход Р. Голдсмита, возможно, ранее являлся ак­туальным – 28–30 лет тому назад, когда, например, в США стоимость операций на фондовом рынке составляла 1/3 ВНП[45]. Сегодня (2014г.) капитализация фондового рынка этой страны составляет 151,2% от ВВП, а в мире в
среднем - 94,6% (пиковое значение - 114.7% в 2007г.)[46]. Многие начинают уже сомневаться - правомерно ли расс­матривать финансовую сферу как «надстройку»? В 2011г. США производили лишь 9% товаров и услуг, продавае­мых в мире, 22% мирового ВВП (15,09 трлн. долларов из 66.99)[47] и 65%[48] всех финансовых услуг. Потери этой страны в мировом экспорте и в производстве мирового ВВП были компенсированы резким усилением ее доли в финансовых услугах. США - единственная страна в мире, для которой снижение доли в мировом экспорте не грозит ослаблением экономического влияния этой страны. Из-за эффективно организованной финансовой сферы в данную страну вот уже 30 лет возвращаются доллары, «ушед­шие» из-за отрицательного платежного баланса[49]. Мне­ние Т. Пикетти представляет серьезный научный интерес, но пока мы являемся свидетелями безудержного роста сферы финансового посредничества во всем мире.

Теперь ответим на такой вопрос: что определяет ве­личину совокупных активов институтов финансового
посредничества? Как определиться с тем, чтобы более или менее правильно диагностировать: какой уровень фи­нансовых услуг является достаточным на данный (обсуж­даемый, рассматриваемый) промежуток времени? Начи­ная с того, в какой степени дальнейший рост финансовых услуг может навредить развитию реальной экономики? Только за 2007– 2013гг. активы ФРС к ВВП США c 5.5% выросли до уровня 21%, Банка Англии – с 6 до 26% и Банка Японии – с 21 до 45%[50]. Все это порождает необхо­димость переоценки деятельности институтов финансо­вого посредничества (например, банков[51]). Ведь рост лю­бой отрасли означает расширение потребления ресурсов. Следовательно, рост в одном секторе экономики всегда является упущенным ростом в другом секторе. Отсюда, по нашему мению, чрезмерное разбухание системы фи­нансового посредничества всегда в той или иной степени означает приостановку или замедление роста в реальном секторе экономики. Например, строительство жилого до­ма, конечно же, нужно застраховать и, возможно, перест­раховать. Но «перестраховка перестраховки» означает из­
лишний перелив ресурсов в финансовую сферу. Она, ско­рее, генерирует рост ВВП, но никак не связана с нуждами роста экономики.

По мнению некоторых авторов, пределом роста системы финансового посредничества является субститу­ция внешних активов, а именно: перелив ресурсов из од­ной сферы экономики в другую будет продолжаться до тех пор, пока во всех сферах не появятся равнозначные возможности экономического роста[52] [53]. Так или иначе, по­ведение институтов финансового посредничества всегда было непрогнозируемым. Хорошей иллюстрацией сказан­ного может быть сравнение факта и прогнозов аналити­ков по индексу “S&P composite” за 1985–2009гг. Лишь только в 1998г. аналитикам удалось спрогнозировать ве-

53

личину индекса .

Процесс замены внешних активов (активы, находя­щиеся вне пределов функционирования того или иного бизнеса) или денег внутренними (деньги «прибывают» в отрасль непосредственного применения) происходит че­рез депозитарные инструменты. Дж. Тобин считает так­
же, что финансовое посредничество позволяет умень­шить товарно-материальные запасы, перераспределяет риски в сторону тех владельцев сбережений, которые больше готовы к этому и, наконец, уменьшает потреб­ность в деньгах путем объединения рисков[54]. Но Тобин, будучи представителем кейнсианской школы, ищет опре­деленное детерминированное объяснение. Монетаристам такой подход не может нравиться. По их мнению, между различными секторами экономики (реальный и финансо­вый) не стоит искать искусственных различий, каждый из них выполняет свою незаменимую роль в деле расшире­ния потребления[55]. Некоторые авторы пошли дальше: по их мнению, вместо системы национальных счетов необ­ходимо использовать систему интернациональных сче­тов, в связи с чем предлагают использование показателя агрегированного финансово-экономического результата внутри отдельных стран, а в международном сравнении в расчет предлагают брать только экспортированную до- бавленнную стоимсоть финансовых компаний[56].

Итак, где же надо искать границы развития совокуп­ной системы финансового посредничества? Постоянны ли эти границы или же они эволюционируют?

По нашему мнению, в вопросе о границах системы финансового посредничества не может быть единого и постоянного мнения. Исторически, на определенный про­межуток времени, суть финансовой системы менялась. Например, если еще несколько десятилетий назад банки (основные финансовые посредники на тот период) созда­вали определенную стоимость финансовых услуг путем аккумуляции сбережений, то в настоящее время соотно­шение депозитов к кредитам постоянно снижается. Мо­билизация «сбережений» происходит также через инсти­туты облигаций, эмиссию банкнот, залог недвижимости (так называемый “wealth management”), демонетизацию валютных резервов, стерилизацию «излишков» платеж­ного баланса (стерилизация валютных поступлений от продажи нефти, газа, сырьевых ресурсов, трансфертов трудовых мигрантов, превышения экспорта над импор­том). Таким образом, в целом развитие финансового пос­редничества, многократность финансовых услуг (креди­тование, перекредитование, страхование кредитования, перестрахование кредитования, страхование перекреди­тования, перестрахование перекредитования и т. д.) – нор­мальные явления. Нормально и то, что при этом генери­руется определенный объем ВВП и доля финансового
посредничества в экономике постоянно растет. Для достижения определенного экономического роста совер­шенно неважно то, что при этом происходит сильный рост финансовых услуг, снижается удельный вес реаль­ной экономики. Такая финансовая экономика нужна, и с ней нужно считаться. Тем не менее, есть и должны быть определенные границы распространения финансовых ус­луг. Во-первых, нужно четко определить, приводят ли эти услуги к использованию в настоящее время ресурсов бу­дущих поколений? В частности, не обуславливает ли вся­ческое развитие институтов долга и облигаций абсолют­ную и сравнительную нищету будуших поколений, не су­жает ли поле их экономической деятельности? И не этим ли объясняются зарплаты руководителей финансовых ор­ганизаций, невиданные по сравнению с другими сектора­ми экономики? Во-вторых, не приводит ли система фи­нансового посредничества к искусственному перелива­нию ресурсов из одной отрасли в другую, не приостанав­ливает ли это рост отдельных секторов экономики? В- третьих, не позволяет ли гибкость финансовых инстру­ментов в современном глобальном мире свести к мини­муму экономические риски в этой системе и не увеличи­вает ли их в других секторах экономики?

Таблица 1.1.

Регион Капитал Долг Активы

банков

1 2 3 4
Азия 13.1 17.6 27
США 15.1 31.6 14.2
Европа 10 32.8 46.4

57

Объем финансовых рынков , трлн. долларов (2011).

Данные таблицы 1.1. показывают, каких внушаю­щих размеров достигли финансовые рынки в наши дни. Характерно то, что в Азии, все еще отстающей по уровню экономического развития от Америки и Европы, и в дру­гих развивающихся регионах показатели развития финан­совых рынков (57,7 трлн. долларов) ничуть не меньше (США - 60,9 трлн. долларов, Европа - 89,2). Так, по пока­зателям, кредиты (выданные банковским сектором) / ВВП (Табл. 1.2.) некоторые азиатские страны или страны с пе­реходной экономикой, несмотря на многократное отста­вание по показателю ВВП на душу населения, в 2012г. находились на вполне сопоставимом уровне с развитыми государствами. Например, Китай по этому показателю опережает Германию и Францию, а Украина, где разви­тие экономики (ВВП на душу населения) в среднем в 11 57 The Economist. May 14th-20th, 2011. Р. 4.

раз ниже, чем в развитых странах и в 3,5 раза ниже сред­немирового уровня, по рассматриваемому показателю на­ходится на уровне 61% по сравнению с показателями Германии. В Армении динамика финансовой системы также существенно опережает рост остальных секторов экономики. Впрочем, в 2013г. показатель «кредиты/ВВП» в Армении составил 44.8%: темпы его роста снизились. В отношении России, как справедливо замечает в своих анализах Е. Д. Сорокин, доля экономики в структуре ми­ровой экономики незначительна (3.2%). А вот на рынках капитала и инвестиций эта доля еще меньше: соответст­венно, 2.8 и 1.5%58.

Таблица 1.2.

Соотношение объемов внутреннего кредитования к ВВП, 2012г ., %.59

Страны Кредиты / ВВП
CША 228,6
Япония 346,1
ЕС 156,560
Германия 123,6
Франция 136,4

58 Сорокин Д.Е. Стратегические ориентиры антикризисной политики (http://shabrov.info/elbrus/sorok.pdf). C. 53.

59 http://data.worldbank.org/indicator/FS.AST.DOMS.GD.ZS

60 В среднем за 2011г.

Великобритания 210,1
Польша 63,8
Китай 155,1
Россия 42,5
Украина 74,1
Турция 71,9
Армения 44,4
Грузия 35,0
Азербайджан 25,3
Мир в среднем 164,9[57]

Далее меняется сама суть финансовой системы. На Рис. 1.3. мы видим, что соотношение капитал-активов в целом существенно изменилось за последние 3 года. За

1870–1960гг. этот показатель снизился в 8–10 раз. Это оз­начает, что в 1960г. банкам, чтобы кредитовать экономи­ку, необходимо было 10 раз меньше средств, чем в 1870г. После 1960г. стоимость банковских услуг резко доро­жает, но еще быстрее растет их себестоимось. В самом конце XX столетия себестоимость банковских услуг была уже в 3 раза выше, нежели в 60-е годы ХХ века. После финансового кризиса 2008–2009гг., когда в целях обеспе­чения дальнейшей стабильности была задействована система «Базель-Ш», с резким повышением требований к адекватности капитала банков и кредитных учреждений,
себестоимость кредитов выросла еще на 1,5–1,7 раза и вернулась на уровень конца XIX – начала XX веков.

Рис. 1.3. Соотношение капитал/активы в банковских системах США и Великобритании за 1870–1990гг.62

Следовательно, финансовая система совершила цикл длительностью в 120 лет: она все менее эффек­тивна и стоящая в обеспечении роста мировой эконо­мики. Ниже, с учетом вышесказанного, мы попробуем обрисовать некую модель, регулирующую «справедли­вые» объемы и удельный вес финансовой системы в эко­номике на данном этапе развития экономики страны.

62 The economist 2012, November 10th–16th. Р. 72.

1.2.

<< | >>
Источник: Багратян Г.А.. Пути развития эффективной структуры системы финансового посредничества в РА. Ер.: Изд-во РАУ,2017. 244 с.. 2017

Еще по теме Совокупность институтов финансового посредничества и их динамика в условиях глобализации:

  1. Развитие других институтов системы финансового посредничества
  2. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТОВ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  3. 2.2. Формирование и развитие института финансового посредничества в российской экономике
  4. 1.3. Зарубежный опыт функционирования института финансово- инвестиционного посредничества
  5. Глава 3.4. Финансовые кризисы в условиях глобализации
  6. Финансы и их финансово-правовое регулирование в условиях глобализации рынка
  7. ГЛАВА 2. РОЛЬ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО МЕХАНИЗМА В ФОРМИРОВАНИЯ РЫНКА ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  8. Особенности формирования финансового капитала страны в условиях глобализации
  9. Антипина Е.С.ЭКСПАНСИЯ РОССИЙСКОГО ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА: ТЕНДЕНЦИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  10. Финансовая отчетность как источник информации о составе и динамике активов, капитала, обязательств хозяйствующих субъектов, доходов, расходов и финансовых результатах деятельности в современных условиях их функционирования
  11. Влияние экономической глобализации на эволюцию института государства
  12. Сусорова Ольга Юрьевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНКА ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Тамбов 2004, 2004
  13. Изначальной функцией банков было посредничество в платежах. В результате такого посредничества банки превращали свободный денежный капитал в функционирующий, приносящий процент.
  14. Предпринимательство в условиях глобализации хозяйственной деятельности
  15. 1. Международная торговля в условиях глобализации
  16. Развитие конкурентоспособности страны и государственное регулирование экономики в условиях глобализации.
  17. Тема 1 Международный бизнес в условиях глобализации экономики: основные тенденции
  18. Глава 2. закономерности РАЗВИТИЯ РЕГУЛИРУЮЩИХ ФУНКЦИЙ ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ