Модель эффективной системы финансового посредничества и основные мероприятия ее строительства

Итак, дальнейшее развитие финансовой системы в Армении будет протекать под воздействием следующих структурных перемен. Первое: наиболее быстрыми тем­пами должны развиваться те институты финансового пос­редничества, которые превращают сбережения в инвести­ции (инвестиционные и взаимные фонды, пенсионные фонды, страховые компании) и путем трансферта одних видов активов в другие способствуют мобилизации средств для прогресса в прибыльных и перспективных секторах экономики.

Второе, развитие институтов финан­сового посредничества с «длинными деньгами» (страхо­вание и инвестиции) требует времени, а потому в Арме­нии следует также изменить банковскую политику с тем, чтобы коммерческим банкам было бы выгодно кредито­вать долгосрочные проекты роста. В частности, как уже отмечалось, целесообразно перейти от универсальной банковской системы к специализированной банковской системе, практиковать дифференцированные экономичес­кие нормы и нормативы регулирования деятельности фи­
нансовых институтов[200]. В связи с этим, целесообразным является создание единого надзорного органа деятель­ности всех субъектов финансового посредничества вне административной ответственности ЦБ или МФ РА. Третье, наиболее отсталым звеном финансовой системы страны является отсутствие институтов, трансформирую­щих одни виды активов в другие. Речь, в частности, идет о фондовой бирже, о специализированных структурах, торгующих облигациями и об учете ценных бумаг (вексе­ля, облигации) на финансовом рынке.

Таким образом, при построении модели развития армянской финансовой системы необходимо будет не просто повторять фактически достигнутые мировые стан­дарты, но также учесть недостатки, угрозы и ошибки. В частности, не следует забывать о том, что в мире развитая финансовая система в настоящее время усиливает центра­лизацию и концентрацию экономик отдельных госу­
дарств, в оффшорах поглощается существенная часть на­циональных сбережений.

В третьем параграфе первой главы было отмечено, что, согласно одному из подходов, современная усред­ненная модель финансового посредничества может выг­лядеть так: активы КБ должны быть на уровне 70% ВВП, активы пенсионных фондов должны быть на уровне 40%, инвестиционные фонды на уровне – 50%, страхование жизни и имущества на уровне 20% и, наконец, фондовый рынок на уровне 100% ВВП. В целом, для среднего по уровню развития страны активы институтов финансового посредничества оценивается в 300% к ВВП. Задачу эко­номического развития Армении на ближайшие 15 лет можно сформулировать следующим образом: достичь среднемирового уровня развития. Но на предстоящие 15 лет мир не будет стоять на одном месте. Поэтому модель системы финансового посредничества РА на период до 2030г., на наш взгляд, могла быть охарактеризована сле­дующими параметрами: активы КБ должны быть на уров­не 100% ВВП, активы пенсионных фондов должны быть на уровне 60% (при средней продолжительности жизни в 77 лет, среднего пенсионного возраста 67 лет и соотноше­ния пенсионеров к работающему населению – 37:63), ин­вестиционные фонды на уровне – 75%, страхование жиз­ни и имущества на уровне 40% и, наконец, фондовый ры­нок на уровне 130% ВВП. В целом для среднего по уров­
ню развития страны активы институтов финансового пос­редничества к тому времени можно оценить в 405% к ВВП. В ближайшие годы, по нашим оценкам, по мере внедрения ОНПС и ОМС, расширения роли активов КС, повышения экономической активности ПИФ-ов в Арме­нии произойдет резкое изменение структуры системы фи­нансового посредничества. Ниже предлагаются мероп­риятия по государственной политике поощрения роста институтов финансового посредничества.

Как на практике достичь этих параметров? Нетруд­но заметить, что наиболее слабым местом в системе фи­нансового посредничества в Армении являются институ­ты с «длинными» деньгами. Особенно это касается тех институтов, которые, как нам кажется, трансформируют накопления в сбережения и сбережения в инвестиции. Можно констатировать, что, благодаря более или менее развитой банковской системе, мы располагаем институ­том, трансформирующим заработки в накопления и сбе­режения.

Итак, для Армении ключевое значение должно иметь развитие институтов сбережения и инвестирова­ния. Конечно, можно стимулировать инвестиционную ак­тивность КБ путем применения специализированных бан­ков и применения динамичных, многозначимых (неоди­наковых для всех банков) экономических нормативов ре­гулирования. И это необходимо делать. Но тем не менее
без взаимных и инвестиционных фондов дальнейшее эко­номическое развитие страны ставится под угрозу. Эти институты способны быстрее остальных финансовых уч­реждений переводить активы из одной формы в другую и, при этом, обеспечить транзакцию с наименьшими зат­ратами. Наряду с этим, по мере роста экономики и увели­чения доли и объемов сбережений экспансия инвести­ционных фондов неизбежна: многие граждане, естествен­но, предпочтут более активную инвестиционную среду, нежели обычные депозиты в банках.

Совершенно очевидно, что всю эту систему «длин­ных» денег придется создавать за десятилетие. Поэтому, прежде всего, придется за счет специальной программы регулирования структуры кредитования (СПРСК) воз­действовать на дальнейшее развитие существующей систе­мы КБ. В связи с этим, мы вводим понятие «режим» креди­тования. Суть подхода в том, что макроэкономическим регу­лятором учитываются особенности КП КБ. Далее вводится коэффициент “в”, устанавливающий облегченный режим для инвестиционных проектов. ЦБ РА, тем самым, как бы определяет «цену» кредита. Наступает эра развития специа­лизированной банковской системы. Применение этого под­хода на долгосрочный период приведет к созданию систе­мы специализированного кредитования. Благодаря коэф­фициенту “в” произойдет перелив средств на кредитова­ние инвестиционных проектов.

Далее, СПРСК предполагает регулирование струк­туры кредитования по отраслям экономики. Здесь невоз­можно обойтись без введения дифференцированных про­центных ставок (коэффициент “5”). Подход предельно

прост: по мере развития специалированных банков коли­чество режимов может быть увеличено. Но, при этом, очевидно, что внедрение СПРСК со временем позволит ЦБ значительно ослабить давление экономических нор­мативов и ставки рефинансирования на экономику и выс­вободить, тем самым, ресурсы финансирования для раз­вития экономики. ЦБ РА достаточно активно пользовался ставкой рефинансирования за последние годы. Тем не ме­нее, несмотря на эволюцию экономической системы, ставка рефинансирования за последнее десятилетие оста­валась на уровне 7.75–11%[201]. Такая же динамика была свойствена ставкам привлечения денежных средств и ломбардным репо. Как нам кажется, эта динамика пока­зывает, что без коренных изменений БСА никогда не бу­дет в состоянии участвовать в деле финансирования эко­номического развития нашей страны. Высокая ставка ре­финансирования не способствует также развитию других, кроме КБ, институтов финансового посредничества.

Следующим, третьим, шагом СПРСК является субси­дирование процента (или его части) кредитов со стороны
правительства. Тем самым, может быть простимулирована реализация правительственных программ по развитию эко­номики (прогрессивные технологии, телекоммуникации, аэ­рокосмическая промышленность, нанотехнологии, фарма­цевтика, сферы образования и здравохранения и т.д.). Удоб­ным инструментом реализации таких государственных прог­рамм является субсидирование со стороны бюджета (полное или частичное) процента соответствующих кредитов. На наш взгляд, это – прогрессивный и не очень рискованный ва­риант развития партнерства между государством и частным

сектором. Обозначим процент субсидирования кредитов со

стороны государства буквой “є”. Субсидирование процента может быть удачно сочтено дифференцированными норма­ми резервирования. Установление меньших норм резервиро­вания для представительств и филиалов коммерческих бан­ков в приоритетных областях экономики позволит не до­пустить перелива средств в центр, не провоцировать еще большее кредитование проектов в центре, крупных городах за счет ресурсов (депозитов) населения менее развитых, отсталых регионов. Коэффициент “п” показывает снижение нормы резервирования в зависимости от политики ЦБ. Та­ким образом, предлагаемый нами коэффициент “ц”, показы­вающий общее снижение требований к величине нормативов данного КБ, определяется:

ц = в . Ց . [(100 - £ )/100] . п (3).

Коэффициент “ц”, тем самым, показывает степень об­легчения регулятивных требований ЦБ РА к КБ, когда пос­ледние работают в инвестиционном режиме. Наш анализ по­казывает, что для отдельных банков значение “ц” может составить от 0,5 до 0,7.

Четвертое. По нашему мнению, ЦБ должно ввести рамочное регулирование процентных ставок на кредиты. Данное предложение не является преградой, лимитирую­щей экономическую свободу КБ. Те или иные методы ре­гулирования до сих пор успешно применяются в разви­тых в банковском отношении странах. Например, в США банкам запрещено конкурировать, применяя процентные

ставки ниже разрешенного законом минимально допусти-

220

мого уровня . По сути дела, теми же инструментами пользовался Банк Японии, реализовывая в 80-е годы

прошлого столетия свои функции государственного регу-

221

лирования КБ . В период становления институтов ры­ночной экономики применение этого опыта обеспечит более прозрачную систему кредитования. При этом, в ос­нову ставки на очередной программируемый период (ме­сяц, квартал, год) ставится фактическое значение показа­теля за предыдущий период. Как, например, можно до-

220 Экономика США: Учебник для вузов. С. 50.

221 Роде Э. Банки, биржи, валюты современного капитализма / Пере­вод с немецкого А.О. Ничипорука, А.В. Цимайло, О.В. Шенаева, М., Финансы и статистика, 1986. С. 62.

биться снижения процентных ставок по ипотечному кре­дитованию без прямого, постепенного и последователь­ного воздействия на проценты на кредиты? И эта пробле­ма является всеобщей тенденцией на всем постсоветском

222

пространстве . В случае ипотеки ограничения на про­центы эффективно срабатывают.

Пятое. Важным условием эффективного функцио­нирования коммерческих банков является недопущение увеличения спрэда (маржи) между ставками по кредитам и ставками по депозитам. При этом, наличествует такое противоречие: если каждому отдельно взятому банку уве­личение этого спрэда сулит дополнительную прибыль, то на макроуровне такое перманентное увеличение рано или поздно приводит к разрыву между ресурсами (депозита­ми) и выданными кредитами и может вызвать массовый дефолт. Разрыв между депозитными и кредитными став­ками, по мнению некоторых экономистов, оказал сильное

223

влияние на российский кризис августа 1998г. . В целом,

в банковской системе Армении за 2003–2013гг. произош­ло существенное снижение величины спрэда с 14.5% до 4.6% (Приложение 16). Тем не менее, это не произошло в

222 См. также: Локомотив развития. Ставки по ипотечному кредито­вания будут снижаться // ВТБ «Энергия успеха», июль 2006, № 14. С. 23.

223 Дробышевский С.М., Кадочников П.А. Эконометрический анализ финансового кризиса 1998г. / В сб. Экономика переходного периода, ИЭПП. М.: Дело, 2003. С. 247.

среде низких ставок на кредиты и депозиты. Имело место определенное снижение ставок на кредиты (с 21.9% до 15%), но, вместе с тем, за 10 лет средние депозитные ставки на драмовом уровне выросли на 62.5% (с 6.4% до 10.4%). В такой монетарной среде сложно себе предста­вить развертывание небанковских институтов финансово­го посредничества. Итак, несмотря на временные успехи к началу 2014г., ситуацию исправить не удастся. В таких нестабильных условиях ни один хозяйствующий субъект не в состоянии предпринимать шаги по развитию эконо­мики. Поэтому, начиная с определенного момента, ЦБ должен принудить КБ работать в режиме гибких индиви­дуальных нормативов (вводится соответствующий коэф­фициент). Банк России, например, к осени 2009г. осознал необходимость регулирования ставок на депозиты на уровне 16%[202].

Шестое. Наряду с ЦБ, в Армении определенную ре­гулятивную роль должны играть также МФ РА и ФГКВ. Дальнейшее ускоренное развитие институтов финансово­го посредничества требует серьезного вмешательства го­сударства. МФА в лице Правительства РА, которое долж­но сыграть определенную роль в конкретизации госу­дарственных программ и приоритетов развития, опреде­лении возможных объемов их финансирования и оценке
рисков. В обязательном порядке должна стать констата­ция соответствия вложений с государственными програм­мами экономического развития. Вместе с тем, вся над- зорская деятельность должна быть сконцентрирована в ФГКВ. В связи с этим, на наш взгляд, этот фонд должен гарантировать вклады как физических, так и юридичес­ких лиц. Эта проблема не раз была поднята в ВС РА. Она успешно решена уже в некоторых странах мира. Так, в США банковским надзором, помимо ФРС, занимаются МФ, правительства штатов, ФКСД, в Канаде – это дело МФ, в Японии – МФ и Банка Японии, в Италии такие ра­боты ведутся Межминистерским комитетом по кредитам и сбережениям, Банком Италии и Национальной комис­сией по контролю за финансовыми компаниями и фондо­вой биржей. Во Франции банковский надзор возложен на Банковскую комиссию – государственный администра­тивный орган, независимый от Банка Франции, но тесно с ним взаимодействующий, а в Турции создано отдельное агентство банковского регулирования и надзора[203]. ФКСД США, например, предписывает закрытие проблемных банков, принимает решения о передаче активов[204]. Дея­
тельность ФРС США, опыт других стран по преодолению финансового кризиса 2008г. показали, что в период кри­зиса ЦБ бросились спасать банки и иные финансовые уч­реждения. Первыми такими мероприятиями, как уже бы­ло сказано, были: выделение 770 млрд. долларов в октяб­ре 2008г.

финансовым институтам США, 6 млрд. евро банкам Франции, 50 млрд. фунтов – Великобритании, 750 млрд. рублей – РФ. Скоро всем стало ясно: шаги эти ока­зались непродуманными, так как поначалу (в самом кон­це 2008г.) стало еще хуже. Более того, финансовый кри­зис перерос в глобальный экономический кризис[205]. Практически действия всех ЦБ по всему миру привели к тому, что виновники финансового кризиса (банки и фи­нансовые институты), по сути дела, были вознаграждены. А этого не случилось бы, если бы органы банковского надзора были бы объективными и независимыми.

В развитых странах Запада немедленно приступили к формированию единых независимых от регуляторов надзорных органов. Эти процессы протекают сложно и неоднозначно. Например, в некоторых странах ЕС созда­ны единые государствнные органы надзора (Австрия, Ве­ликобритания, Германия, Венгрия, Швеция). При этом,

ЦБ лишь принимают участие в надзоре. В Дании и Люк­сембурге ЦБ вообще не принимают участия в надзорской деятельности. В других странах за последнее время над- зорская деятельность все большее сконцентрирована в рамках ЦБ (Ирландия, Испания, Польша, Португалия. Че­хия и др.). В третьих странах (Италия, Нидерланды) во­зобладала концепция «двух вершин»: распределение обя­занностей по банковскому надзору между двумя органа­ми. При этом, один из этих органов обеспечивает пруден­циальную надежность финансовых посредников, а другой занимается прозрачностью ведения бизнеса[206]. В настоя­щее время ЕС находится в поисках создания единого ев­ропейского финансового регулятора и надзорного орга- на[207]. В Украине также функции надзора переданы ФГВФЛ. Со временем ФГВФЛ может послужить базой для создания единого надзорного органа Украины. Ук­раинские ученые отмечают, что со временем ФГВФЛ должен будет гарантировать вклады не только физичес­ких, но также юридических лиц и переименован в

ФГВ[208] [209]. Такая же проблема стоит перед РФ, так как здесь

также АСВ создано для страхования вкладов физических

231

лиц . В РФ эти процессы на данный момент не дейст­вуют в полной мере. Дело в том, что здесь существенная часть банковской системы (по капиталу) является госу­дарственной собственностью. Так, по состоянию на 01.01.2014г., больше половины вкладов банковской системы РФ (9.2 трлн. руб.) приходится на долю 2 круп­нейших государственных банков: Сбербанка и ВТБ 24 (ЗАО)[210]. Такая же картина наблюдается по активам.

Нам представляется, что в ближайшиие годы разде­ление регулирования и надзора и создание единого орга­на надзора деятельности участников системы финансово­го посредничества будет краеугольным камнем в рефор­мировании армянской финансовой системы. В частности, в Армении, на наш взгляд, ФГКВ должен быть отделен от ЦБ, преобразован в ФГВУФП. При этом, должны быть гарантированы вклады (как физических, так и юридичес­ких лиц) и активы участников всей системы финансового посредничества. ЦБ РА не может стать учредителем это­го фонда. Фонд должен быть единым надзорным органом
в отношении всех институтов финансового посредничест­ва за исключением фондового рынка, где надзорные функции должны быть возложены на вновь созданную

КЦБ РА.

После того, как будут реализованы отмеченные ме­роприятия в банковской системе, возможно увелечатся темпы развития институтов «длинных» денег, а именно: пенсионных, страховых и инвестиционных фондов. В случае же отсутствия мероприятий по реформированию банковской системы, как нам кажется, усилия по ускоре­нию развития остальных институтов финансового пос­редничества станут тщетными: при сохранении нынешне­го статуса КБ институты с «длинными» деньгами не мо­гут быть привлекательными. В настоящее время Прави­тельством РА предпринимаются стратегически правиль­ные шаги по развитию страхового дела, негосударствен­ной пенсионной системы и т.п. За 2010–2014гг. в связи с этим были внедрены 3 важных института: обязательное страхование автомобилей, некоторые элементы социаль­ного страхования (страхование медицинских услуг, отды­ха) и ОНПС. Но здесь были допущены, на наш взгляд, следующие ошибки. Во-первых, внедрение отмеченных институтов «длинных» денег не сопровождалось соот­ветствующими мерами по обеспечению должного уровня их рентабельности (выгодности). Во-вторых, как правило, в качестве метода реализации было выбрано принуди­
тельное склонение граждан к сбережениям. В случае от­сутствия у граждан дополнительной выгоды такие мето­ды внедрения часто приводят к обратному результату. Неслучайно, как уже было показано, страховые компании большую часть своих активов вкладывают в форме депо­зитов. В условиях низкого уровня доходов населения возникает большая необходимость принуждать население сберегать капитал. Но это может дать результат только в случае параллельного внедрения механизмов поощрения. В случаях с отмеченными реформами, проводившимися в Армении за 2010–2014гг., эти поощрительные механизмы отсутствовали. Исключение составило ОНПС, когда госу­дарство удваивает накопительный взнос участников. Од­нако, при этом, как мы полагаем, был выбран рекордно длинный горизонт выплат – 45 лет. Это значительно сни­зило заинтересованность участников и стало одной из причин протеста. В-третьих, не было предпринято ничего для ослабления выгодности вложений в КБ: в действи­тельности, в любой стране объем финансовых ресурсов (сбережений) ограничен, и чрезмерное развитие одних институтов финансового посредничества, по сравнению с другими, может произойти только за счет последних.

Правительство и ЦБ РА, на наш взгляд, должны осуществить 3 группы мероприятий: обеспечить персо­нальную заинтересованность участников страховых орга­низаций и ОНПС (в частности, льготы на подоходный на­
лог, гарантирование определенного уровня доходности вложений); провести серьезные мероприятия по функцио­нированию фондового рынка (в особенности, мероприя­тия антимонопольного характера) и снизить проценты на депозиты и кредиты. При реализации отмеченных реко­мендаций совокупная величина активов финансовых пос­редников к 2020г. может достичь 110%: КБ – 73%, пен­сионной страхование – 6%, медицинское страхование и страхование жизни – 8%, КС – 7%, ПИФ-ы – 6% и фондо­вый рынок – 10% (расчеты произведены с учетом дина­мики аналогичных данных по странам Центральной и Восточной Европы). Но этого будет, конечно, мало, что­бы к 2030г. обеспечить необходимый уровень развития данных инструментов. Для среднеразвитого государства в наши дни средний уровень развития финансового пос­редничества по активам к ВВП составляет 400%. Это нужно сделать, чтобы не допустить снижения конкурен­тоспособности страны. Поэтому Правительству следует усилить ускорение развития институтов финансового пос­редничества. В частности, по ОНПС мы предлагаем реали­зацию следующих шагов макроэкономической политики:

- предоставить работнику в случае взносов до 5 про­центов частичную льготу по выплате подоходного налога (отсюда, как нам кажется, введение ОНПС бессмысленно при отсутствии всеобщей системы декларирования доходов);

- размещать 80% активов НПФ в Армении по реали­зации проектов развития производственной инф­раструктуры: при этом, государство гарантирует до­ходность этих инвестиций в 5% годовых в реальном исчислении;

- определить максимальный срок обязательных вып­лат один раз в 10 лет (в настоящее время 45 лет) и предоставить гражданам право свободно распоря­жаться этими средствами по истечению этого 10­летнего срока;

- установить, что за пределы Армении можно ин­вестировать только до 20% средств НПФ (крупней­ший пенсионный фонд в мире – японский GPIF око­ло 80% своих активов размещает в Японии[211]);

- не допускать инвестирования средств НПФ в депо­зиты банков и кредитных организаций более чем в 15% (тот же GPIF всего лишь 2% средств вклады­вает в качестве краткосрочных активов[212]);

- определить минимальную величину уставного капи­тала управляющего пенсионным фондом на уровне 5% от минимального уставного капитала КБ.

В Армении, при наличии большой диаспоры во

всем мире, развитие страховых и хеджевых фондов могло быть поощрено потребностью защиты инвестиций наших соотечественников вне пределов исторической родины. Армянское государство могло бы стимулировать страте­гию национального хеджирования с целью объединения и повышения ликвидности этнических армян-инвесторов вне пределов страны. На наш взгляд, это позволило бы увязать инвестиционную деятельность представителей армянской диаспоры с нуждами развития финансовых институтов на родине. На территории Армении можно было бы успешно развивать, скажем, частные пенсион­ные программы для тех представителей диаспоры, кото­рые собираются провести свою старость на исторической родине. Для них, в частности, можно было бы предусмот­реть определенные льготы, как это делается принятым в США в 1974г. законом ERISA. В связи с этим, можно бы­ло бы учредить «Государственное страховое агенство». Как нам представляется, оно бы способствовало повыше­нию доверия армян диаспоры к институтам финансового посредничества в Армении.

Следующий институт финансового посредничества, который подлежит интенсивному развитию – это фондо­вый рынок. В Армении развитие фондового рынка яв­ляется проблемой. Рыночная капитализация компаний,

235

находящихся на листинге в 2012г. составила 1.3% . По [213]
оценкам ВБ, 19% рынков страны контролируют монопо­лии (наихудший показатель в регионе, где этот уровень равен 6%), а на 60% рынков компании имеют преобла­дающие позиции (четвертый наихудший показатель в ре­гионе после Азербайджана, Кыргызстана и Венгрии)[214]. Следовательно, основной преградой на пути развития фондового рынка являются монополизация и олигополи- зация рынков страны. В связи с этим, как уже анализиро­валось ранее, вывод фондового рынка из-под непосредст­венного управления ЦБ, создание (вновь) независимого органа по управлению им, принятие принудительных мер законодательного порядка по преобразованию многих монополий и олигополий, институтов финансового пос­редничества с ООО в ОАО с требованием обязательной котировки на фондовом рынке, – представляются необхо­димыми шагами властей Армении по дальнейшему разви­тию финансового посредничества.

Наконец, по мере реализации указанных выше дей­ствий представляется возможным развитие самих ин­вестиционных фондов, трансформирование сбережений в инвестиции. В Армении так же, как и везде, основная часть активов этих фондов будет связана с акциями. Ме­ханизм обратного выкупа акций, вложенный в суть ин­вестиционных фондов, как нам кажется, будет популяр­
ным среди потенциальных инвесторов. Что же касается развития ВФДР, то эволюция последних будет тесно свя­зана с политикой ЦБ и КБ по процентным ставкам и де­позитам. При удержании инфляции и ставок на депозиты на низком уровне, потребность в краткосрочных, но доро­гих деньгах сможет стимулировать стремительный рост ВФДР. При этом, в случае, если ЦБ Армении попробует косвенно или непосредственно влиять на величину депо­зитов, регулировать спрэд между ставками по кредитам и ставками на депозиты, а также будет облагать налогом доходы от депозитов, то потребность ВФДР резко воз­растет. Не следует также забывать, что ВФДР, в отличие от КБ, не нуждаются в резервировании существенной части своих ресурсов.

Большое внимание следует уделить предложениям некоторых экономистов по стимулированию общеар­мянского инвестиционного фонда (фондов) с участием государства. По сути дела речь идет о двух источниках такого фонда: трансферты армянских трудовых мигран­тов, ежегодно обеспечивающих приток средств на сумму до 20% ВВП, и сбережения этнических армян Диаспоры, а также иных субъектов, проявивших интерес к вложе­ниям в РА.

Как известно, армяне Диаспоры повсеместно имеют репутацию предприимчивых и трудолюбивых людей. На­до сказать, что в последнее время в мире для глобальных
инвестиций существенное значение приобрели облигации для Диаспоры. По данным национального опроса еврейс­кого населения (NJPS) и Бюро США Census, в 2000г. уро­вень годового дохода американской семьи еврейского происхождения составил 60,1 тыс. долларов, индийского

– 54,0 тыс. долларов, при значении среднего показателя

237

по США 38,9 тыс. долларов . Неслучайно, что и Из­раиль, и Индия, а также Китай и Япония разработали об­ширную систему финансового посредничества по выпус­ку национальных бондов и привлечению денег своих соо­течественников на развитие национальной экономики. При этом, широко используются сберегательные облига­ции (впервые разработанные в Канаде в 1946г.). С 1951 по 2011гг. Израиль таким образом привлек в страну 35 млрд. долларов[215] [216]. Мы полагаем, что общеармянский ин­вестиционный фонд, с участием РА, гарантированием ми­нимальной доходности (о таком фонде, в частности, гово­рится в Программе экономической политики НКР, опуб­ликованном в 2014г.) мог бы стать очень эффективным инструментом аккумуляции инвестиций для РА. При этом инвестор, имея гарантированную доходность, впра­ве выбрать конкретные инвестиционные проекты, заполу­чив акции в соответствии с суммой вложенных денег.

Наряду или параллельно с этим, государство в лице ЦБ могло бы стерилизовать часть поступивших в страну трансфертов. Эти деньги, на наш взгляд, могли бы послу­жить в качестве кредитного ресурса для КБ, источника софинансирования со стороны государства для стратеги­ческих, программных инвестиционных проектов, а также для накопления средств на будущее развития страны.

Таким образом, модель эффективной системы финансового посредничества СПРСК предусматри­вает мероприятия по реформированию банковской системы страны, стимулированию страхового дела и негосударственного пенсионирования и резкого повы­шения инвестиционной активности граждан Арме­нии, представителей диаспоры на основе тесного партнерства и гарантий РА.

<< | >>
Источник: Багратян Г.А.. Пути развития эффективной структуры системы финансового посредничества в РА. Ер.: Изд-во РАУ,2017. 244 с.. 2017

Еще по теме Модель эффективной системы финансового посредничества и основные мероприятия ее строительства:

  1. Багратян Г.А.. Пути развития эффективной структуры системы финансового посредничества в РА. Ер.: Изд-во РАУ,2017. 244 с., 2017
  2. Развитие других институтов системы финансового посредничества
  3. Финансовые мероприятия и новые принципы ОРГАНИЗАЦИИ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ
  4. Тема 15. Экономическая и социальная эффективность мероприятий п
  5. Изначальной функцией банков было посредничество в платежах. В результате такого посредничества банки превращали свободный денежный капитал в функционирующий, приносящий процент.
  6. 8.5. Технико-экономическое обоснование эффективности предлагаемых мероприятий
  7. ТЕМА 15. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ.
  8. 4.2. Необходимость и сущность финансового посредничества.
  9. Каковы выгоды и преимущества финансового посредничества?
  10. 2. Основные мероприятия в ходе аудита
  11. 7.2. Система показателей состояния и эффективности использования основных фондов
  12. 18.1. Основные звенья повышения эффективности финансовой сферы