§ 4. Недобросовестная конкуренция (ст. 14.33 КоАП РФ)

Как отмечается в литературе, «наличие свободной конкуренции на рынке, характерное для развитых систем экономических отношений, предполагает равенство условий хозяйствования для участников этих отношений, которое без надлежащего государственного воздействия не может быть достигнуто.

Одной из форм такого воздействия выступает специально конструируемый институт недобросовестной конкуренции, призванный защитить участников гражданского оборота, в том числе потребителей товаров, работ и услуг, от действий хозяйствующих субъектов, направленных на получение последними определенных преимуществ»[291].

Административная ответственность за недобросовестную конкуренцию предусмотрена ст. 14.33 КоАП РФ. Статья состоит из двух частей: ч. 1 предусматривает ответственность за недобросовестную конкуренцию вообще, а ч. 2 - предусматривает ответственность за конкретное проявление недобросовестной конкуренции - введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

Родовой объект правонарушения - отношения в сфере конкуренции в сфере предпринимательской деятельности, которые характеризуются использованием честных методов соперничества хозяйствующих субъектов.

Санкции чч. 1 и 2 ст. 14.33 КоАП РФ предусматривают возможность наложения административного наказания на должностных лиц и юридических лиц. Но имеется ли какая-нибудь специфика в характеристике соответствующего субъекта? Исходя из понятия недобросовестной конкуренции, закрепленного в ст. 4 Закона о защите конкуренции, можно сделать вывод, что субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 14.33 КоАП РФ, являются только хозяйствующие субъекты.

Е.А. Исайчева предлагает в число субъектов недобросовестной конкуренции включить государственные органы и органы местного самоуправления[292]. Действительно, принимая во внимание примерный перечень актов недобросовестной конкуренции, который содержится в ст. 14 Закона о защите конкуренции, можно сделать вывод, что не только хозяйствующие субъекты могут совершать такие действия. Например, распространять ложные, неточные или искаженные сведения могут и субъекты публичной власти (например, при освещении в СМИ результатов контрольно-надзорной деятельности и т. п.). То же самое касается и незаконного получения, использования, разглашения информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Однако субъекты публичной власти не являются участниками рыночных отношений, они выполняют функцию публичного управления, не имеющую чисто экономического содержания. На наш взгляд, неверным будет привлечение субъектов публичной власти к ответственности по ст. 14.33 КоАП РФ. Наносящие вред конкуренции акты и действия этих субъектов запрещены не ст. 14, а ст. 15 и 16 Закона о защите конкуренции. Данный запрет охраняется ст. 14.9 КоАП РФ. Стоит заметить, что ст. 15 названного Закона не содержит специально для субъектов публичной власти таких запретов как: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну. Несмотря на то, что перечень запрещенных действий не является закрытым, представляется, что эти действия могли бы быть специально указаны в ст. 15 Закона о защите конкуренции, как это сделано для хозяйствующих субъектов в ст. 14 Закона.

Если хозяйствующий субъект, совершая акт недобросовестной конкуренции, выступает в качестве рекламодателя, рекламопроизводителя или рекламораспространителя, то ответственность за недобросовестную конкуренцию он несет не по ст. 14.33 КоАП РФ, а по ст. 14.3 КоАП РФ. Логика законодателя такова: в силу ч. 2 ст. 5 ФЗ «О рекламе» реклама, представляющая собой акт недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством, является недобросовестной. Более того, законодатель указал в качестве недобросовестной также рекламу, которая содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента (по сути, эти действия также наносят вред конкуренции). Согласно ч. 1 ст. 5 Закона о рекламе реклама должна быть добросовестной. Ответственность за нарушения законодательства о рекламе законодатель установил в ст. 14.3 КоАП РФ, исключив из сферы применения ст. 14.33 КоАП РФ деяния, наказуемые в соответствии со ст. 14.3 КоАП РФ. Правильность такого подхода будет обсуждаться несколько ниже, при анализе коллизий ст. 14.33 и других статей КоАП РФ.

Специальными характеристиками обладает субъект правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, преследующей введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг. Данный состав может выполнить лишь лицо, которое первым ввело в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, т. е. либо производитель либо импортер товара, впервые реализовавший его на территории РФ.

Объективная сторона деяния, указанного в ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ состоит в совершении запрещенных ст. 14 Закона о защите конкуренции действий (активная форма). Недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Можно выделить следующие признаки недобросовестной конкуренции:

1) недобросовестная конкуренция - это действия хозяйствующих субъектов. Рассматривать бездействие в качестве формы совершения объективной стороны данного деяния легальное определение недобросовестной конкуренции возможности не дает;

2) они отвечают интересам совершающих их хозяйствующих субъектов, направлены к их выгоде;

3) эти действия причиняют или могут причинить вред интересам хозяйствующих субъектов-конкурентов в виде убытков или вреда деловой репутации;

4) такие действия противоречат:

а) закону (данный критерий наиболее прост в правоприменении, поскольку основан на формально определенных правовых нормах);

б) обычаям делового оборота. Для констатации нарушения обычаев делового оборота необходим анализ деловой практики. Антимонопольные органы и суды достаточно редко используют данный критерий. Примером из практики может служить дело по регистрации ЗАО «РСИЦ» (регистратор доменных имен) на собственное имя с целью последующей перепродажи доменных имен, заявки на регистрацию которых уже поступили ЗАО «РСИЦ» как регистратору от других хозяйствующих субъектов. Президиум ВАС РФ, отменяя акты судов первой и кассационной инстанций, счел такую практику нарушающей обычаи делового оборота, которые на момент рассмотрения дела в суде получили к тому же формальное закрепление[293];

в) требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Очевидно, что все это оценочные понятия. Однако и само наименование правонарушения «недобросовестная конкуренция» (как и ряда других антиконкурентных правонарушений) свидетельствует об его оценочности.

Эти нравственные категории представляют собой дополнительные критерии для оценки поведения хозяйствующих субъектов в той или иной ситуации. При этом, не будучи разграничены и даже определены законодательно, сами они тесно взаимосвязаны между собой. Данные критерии делают необходимой комплексную оценку поведения субъекта «изнутри» (категория разумности) и «снаружи» (категории добропорядочности и справедливости). В литературе довольно точно отмечается, что «разумность следует рассматривать как осознание необходимости определенного поведения, а добросовестность - как требование со стороны к такому поведению»[294].

Например, ЗАО «Владимирский завод специального оборудования» как участник размещения заказа, по условиям которого предоставлялись преференции в отношении цены контракта в размере 15 % при поставке товара (кресел-колясок) российского происхождения по отношению к товару иностранного происхождения, сообщило недостоверные сведения о стране происхождения товара (РФ, а фактически КНР). ЗАО стало победителем торгов, и с ним были заключены государственные контракты. Президиум ВАС РФ, проверяя законность судебных актов по данному делу, отметил, что описанные действия общества не могут быть признаны добропорядочными, в связи с чем являются актом недобросовестной конкуренции[295].

Определение недобросовестной конкуренции весьма широкое. Под него логически можно подвести, например, злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением на рынке, причинившее убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам, заключение антиконкурентного соглашения, совершение антиконкурентных согласованных действий, поскольку: 1) они также могут совершаться в форме действия, 2) противоречат законодательству, 3) могут причинять убытки конкурентам (в виде упущенной выгоды, например), 4) направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности.

Получается, что официальное понятие недобросовестной конкуренции является родовым для монополистической деятельности. Однако законодатель и большинство ученых разводят монополистическую деятельность и недобросовестную конкуренцию как разные по своей природе явления.

А.Н. Варламова полагает, что существуют следующие два отличительных признака недобросовестной конкуренции, которые отделяют ее от иных нарушений правил конкуренции: данные действия противоречат обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; одновременно они причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации[296].

Очевидно, что по ее мнению, акт недобросовестной конкуренции помимо норм законодательства всегда противоречит обычаям делового оборота и этическим нормам, что является спорным. Например, О.А. Городов, анализируя формулу недобросовестной конкуренции, справедливо указывает, что в числе прочих возможна ситуация противоречия действий хозяйствующего субъекта законодательству и обычаям делового оборота и непротиворечия требованиям этических норм[297]. Возможна и обратная ситуация. В.И. Еременко разделяет позицию о том, что «формами недобросовестной конкуренции могут признаваться не только противоправные действия, указанные в законе, но и другие действия, нарушающие обычаи делового оборота, требования добропорядочности, разумности и справедливости»[298].

Как видим, четких оснований для противопоставления недобросовестной конкуренции и монополистической деятельности не имеется, причем думается, потому, что оба эти понятия входят в состав более общего понятия - «ограничения конкуренции как равновесного соперничества на рынке».

Некоторые авторы считают недобросовестную конкуренцию правонарушением[299], что на наш взгляд верно, поскольку она «подрывает добрую и справедливую хозяйственную практику»[300], запрещена законом и наказуема.

О.А. Городов отмечает допущенное законодателем нарушение формальной логики при конструировании понятия недобросовестной конкуренции: «...дефиниция недобросовестной конкуренции должна соотноситься C дефиницией конкуренции, закрепленной в п. 7 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции», как видовое понятие с родовым. На самом деле такое соотношение весьма относительно, если не сказать больше: оно отсутствует»[301]. Причина этого кроется, по нашему мнению в том, что недобросовестная конкуренция как правонарушение не может выступать формой охраняемой ценности. Хотелось бы отметить, что дефиниция недобросовестной конкуренции должна в первую очередь соотноситься указанным образом с определением ограничения конкуренции, поскольку выступает, на наш взгляд, формой последнего. В этом мы солидарны с А.Н. Варламовой, которая утверждает, что «недобросовестная конкуренция - разновидность ограничения конкуренции»[302]. В свою очередь ограничение конкуренции должно логически соотноситься с понятием конкуренции. Однако определение ограничения конкуренции в действующем законодательстве вообще отсутствует, что создает проблемы в правоприменении. На несоответствие определения недобросовестной конкуренции действиям, именуемым ограничением конкуренции, О. А. Городов также указывает в своей работе[303].

Перечень актов недобросовестной конкуренции закреплен в ч.1 ст. 14 Закона о защите конкуренции и является открытым. Как отмечает А.Ю. Ки- нев, «с развитием различных форм хозяйствования на товарных рынках совершенствуются приемы и методы недобросовестной конкуренции, используемые предпринимателями при ведении бизнеса. Зачастую антимонопольные органы, разрешая то или иное дело в области недобросовестной конкуренции, выявляют новые проявления недобросовестной конкуренции, прямо не предусмотренные в Законе о защите конкуренции»[304].

При анализе вопроса о том, является ли конкретное совершенное лицом действие актом недобросовестной конкуренции, подлежат учету также положения ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности (Париж, 1883 г.)[305], в силу которых актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах[306].

На основе критериев, заложенных в Парижской конвенции (п. 3 ст. 10- bis Парижской конвенции), акты недобросовестной конкуренции можно классифицировать на несколько основных видов:

1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Недобросовестная конкуренции, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг, также подпадает под запрет ст. 14 Закона о защите конкуренции. Формулировка эта очевидно некорректная, поэтому, устанавливая административную ответственность, законодатель в ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ конкретизировал запрет и указал на наказуемость введения в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

О.А. Городов верно отмечает, что административное наказание по ч. 2 ст. 14.33 КоАП не может быть назначено лицу, виновному во введении в оборот товара с незаконным использованием коммерческого обозначения, поскольку последнее является не средством индивидуализации юридического лица, продукции, работ, услуг, а средством индивидуализации торговых, промышленных и других предприятий[307].

Обращает на себя внимание проблема конкуренции ст. 14.33 и 14.3 (нарушение законодательства о рекламе). На практике возникает множество ситуаций, когда одно и то же деяние одновременно может подпадать под ст.

14.3 и 14.33 КоАП РФ. Согласно ст. 5 Закона «О рекламе» признается недобросовестной реклама, которая является актом недобросовестной конкуренции в силу антимонопольного законодательства. По правилу, закрепленному в ст. 14.33 КоАП РФ, ст. 14.3 КоАП РФ является специальной.

В производстве по делам об антиконкурентных административных правонарушениях (в том числе ст. 14.33 КоАП РФ) имеются существенные особенности: поводом для возбуждения административного дела является только решение комиссии антимонопольного органа, срок давности привлечения к административной ответственности отсчитывается с момента изготовления указанного решения в окончательном виде, моментом выявления правонарушения считается момент возбуждения дела в порядке гл. 9 Закона о защите конкуренции, дела данной категории могут рассматривать судьи арбитражных судов. При этом никакие из этих особенностей не применяются в производстве по ст. 14.3 КоАП РФ.

Особенности производства по делам об антиконкурентных правонарушениях, выражающиеся в том числе в его взаимосвязи с антимонопольным производством в порядке гл. 9 Закона о защите конкуренции, вызваны сложностью и длительностью их выявления, установления всей совокупности признаков, необходимостью системного анализа рынка, изучением мнения потребителей, выявлением конкурентов правонарушителя и т. п.

Вместе с тем к делу о рекламе как акте недобросовестной конкуренции не будут применимы особые правила производства. Срок давности рассмотрения дел по ст. 14.3 КоАП РФ составляет один год со дня совершения правонарушения или его выявления, если реклама носила длящийся характер (ст. 4.5 КоАП РФ). Однако чтобы расценивать рекламу как акт недобросовестной конкуренции, необходимо установить все признаки последней в порядке главы 9 Закона о защите конкуренции. Особого правила исчисления срока давности в отношении ст. 14.3 КоАП РФ не установлено, поэтому требующее значительных временных затрат антимонопольное производство будет «включено» в общий срок давности привлечения к административной от- ветственности (один год). Такой подход во многом лишает правоприменителя возможности качественно провести антимонопольное производство и производство по делу о недобросовестной конкуренции в форме рекламы. В связи с этим полагаем целесообразным предусмотреть для административного производства по ст. 14.3 (в случае, если реклама является актом недобросовестной конкуренции) те же особенности, что и для иных антиконкурентных административных правонарушений (ст. 14.9, 14.31-14.33 КоАП РФ).

Диспозиции ст. 14.3 и 14.33 КоАП РФ, а также соответствующие регулятивные нормы Закона о защите конкуренции и Закона о рекламе не регламентируют ситуацию совершения хозяйствующим субъектом акта недобросовестной конкуренции помимо использования рекламы иных способов распространения ложной, неточной информации, введения в заблуждение, некорректного сравнения и т. п. В соответствии с п. 8. постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе"» судам следует учитывать, что если информация, распространение которой отвечает признакам недобросовестной конкуренции, распространяется не только посредством рекламы, но и другим способом (например, на этикетках товара, в переписке с контрагентами по договорам), лицо подлежит привлечению к административной ответственности на основании ст. 14.33 КоАП РФ.

Под действие ст. 14.33 КоАП РФ согласно разъяснению Пленума ВАС РФ подпадает как нарушение антимонопольного законодательства (недобросовестная конкуренция без использования рекламы), так и нарушение законодательства о рекламе. Правильность такого решения обозначенного в постановлении Пленума ВАС РФ вопроса вызывает сомнения. Фактически данное разъяснение означает, что ст. 14.33 КоАП РФ является специальной по отношению к ст. 14.3 КоАП РФ. Деяние, фактически нарушающее законодательство о рекламе, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ должно квалифицироваться не по статье, охраняющей законодательство о рекламе (ст. 14.3 КоАП РФ), а по статье, охраняющей антимонопольный запрет на недобросовестную конкуренцию (ст. 14.33 КоАП РФ), т. е. по смыслу разъяснения такое нарушение законодательства о рекламе есть частный случай нарушения антимонопольного законодательства. Однако такое толкование противоречит подходу законодателя, который определил акт недобросовестной конкуренции, выразившийся в форме рекламы, как нарушение законодательства о рекламе, наказуемое специальным образом (по ст. 14.3 КоАП РФ) в отличие от иных актов недобросовестной конкуренции. Это прямо следует из диспозиции ст. 14.33 КоАП РФ: «Недобросовестная конкуренция, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.3 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи, влечет...».

В литературе также отмечается, что законодательство о рекламе является специальным по отношению к антимонопольному законодательству[308]. Конституционный Суд РФ ранее высказался, что нормы рекламного законодательства развивают положение Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ведение конкурентной борьбы незаконными методами, распространение ложных, неточных или искаженных сведений, введение потребителей в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара, некорректные сравнения ит. п.) и реализуют положения Конституции Российской Федерации (ст. ст. 8 и 34) о запрещении недобросовестной конкуренции[309].

При наличии вполне обоснованной позиции законодателя о специальном характере ст. 14.3 КоАП РФ по отношению к ст. 14.33 КоАП РФ становится не понятным, почему «механическое» дополнение объективной стороны правонарушения (недобросовестной конкуренции в виде рекламы, ст. 14.3 КоАП РФ) деяниями, представляющими собой акт недобросовестной конкуренции и не связанными с рекламой, образует качественно иное правонарушение, наказуемое в соответствии со ст. 14.33 КоАП РФ. Не совсем ясно, по каким основаниям совершение иных недобросовестных действий (кроме использования рекламы) должно квалифицироваться по ст. 14.33 КоАП РФ, а их одновременное совершение наряду с нарушением норм законодательства о рекламе должно квалифицироваться не по совокупности составов, а охватываться ст. 14.33 КоАП РФ.

Реклама - мощный инструмент воздействия на волю потребителей. Его использование способно многократно усилить эффект от недобросовестных действий конкурентов. Единый умысел на неконкурентное получение преимуществ, на наш взгляд, основанием для обозначенного подхода быть не может, ведь это только субъективная характеристика деяния. Объективно посягательство происходит одновременно на несколько общественных отношений, что и охватывается единым умыслом. Обозначенный К.Ю. Тотьевым телеологический подход к разрешению коллизии законодательства о рекламе и антимонопольного законодательства, в соответствии с которым «правоприменитель должен определить, какая из предполагаемых правовых норм наиболее соответствует выбранным целям»[310], едва ли может быть применен в данном случае.

Во-первых, такое решение правоприменителя будет противоречить решению законодателя (описано выше);

Во-вторых, при применении телеологического подхода цели антимонопольного законодательства учтены будут, а цели законодательства о рекламе - не будут (в части реализации права потребителей на получение добросовестной и достоверной рекламы, предупреждение нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, ст. 1 Закона о рекламе).

В связи с изложенным полагаем, что разъяснение Пленума ВАС РФ, приведенное в п. 8. постановления от 08.10.2012 № 58, нужно изложить в такой редакции: «Судам следует учитывать, что если информация, распространение которой отвечает признакам недобросовестной конкуренции, распространяется не только посредством рекламы, но и другим способом (например, на этикетках товара, в переписке с контрагентами по договорам), лицо подлежит привлечению к административной ответственности по совокупности статей 14.3 и 14.33 КоАП РФ».

На практике иногда возникает коллизия ст. 14.10 (незаконное использование товарного знака) и 14.33 КоАП РФ. К.А. Писенко отмечает, что «объективная сторона ст. 14.33 как бы поглощает объективную сторону правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 «Незаконное использование товарного знака»[311]. В связи с этим весьма полезными для правоприменителя являются разъяснения ВАС РФ по данному вопросу[312]. Статья 14.10 КоАП РФ предусматривает наказание за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. Часть 2 ст. 14.33 Кодекса предусматривает наказание не за любое использование, а только за введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

Таким образом, как уже отмечалось, субъектом ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ может быть лишь специальный субъект - лицо, которое первым ввело в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, т. е. либо производитель либо импортер товара, впервые продавший его на территории РФ. «Из анализа вышеуказанных норм (ст. 14.10 и ч. 2 ст. 14.33 Кодекса) следует, что они соотносятся друг с другом как общая и специальная нормы»[313]. В связи с этим другие действия с использованием чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров как недобросовестная конкуренция расцениваться не могут, а подлежат квалификации по ст. 14.10 КоАП РФ.

Кроме того, вторым критерием, отделяющим ст. 14.33 КоАП РФ от иных составов, в том числе и от ст. 14.10 КоАП РФ, служит цель. Конструктивным признаком недобросовестной конкуренции является направленность действий на достижение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности. Способом устранения коллизии указанных норм станет корректировка ст. 14.10 КоАП РФ путем исключения из сферы ее применения случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ.

А.Ю. Кинев пишет: «для квалификации действий хозяйствующего субъекта по ст. 14.33 необходимо устанавливать все признаки недобросовестной конкуренции, в то время как для применения санкций в соответствии со ст. 14.10 КоАП РФ первостепенным является лишь установление факта незаконного использования товарного знака на продаваемом товаре, что согласно ст. 1515 ГК РФ означает его контрафактность»[314].

Субъективная сторона недобросовестной конкуренции характеризуется прямым умыслом на достижение названной цели. Недобросовестная конкуренция - действия, направленные на получение преимуществ перед другими хозяйствующими субъектами. Характеризуя субъективную сторону ст. 14.33 КоАП РФ, необходимо обратить внимание на конкуренцию ст. 13.14 и 14.31 КоАП РФ. Статья 13.14 закрепляет ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязан- ностей, за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ. Часть 1 ст. 14.33 КоАП РФ предусматривает ответственность за недобросовестную конкуренцию, в том числе выразившуюся в разглашении информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну. При квалификации того или иного деяния необходимо учитывать его цель: если оно совершено с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, его надлежит квалифицировать по ст. 14.33 КоАП РФ. Также критерием разграничения составов здесь является характеристика субъекта: ответственности по ст. 14.33 КоАП РФ могут подлежать только хозяйствующий субъект и его должностные лица.

Недобросовестная конкуренция является спутником конкуренции, а не ее формой, как считают некоторые исследователи. В противном случае ее нельзя было бы считать правонарушением, поскольку он не может выступать формой охраняемой ценности. По этой причине официальное понятие недобросовестной конкуренции не соотносится с понятием конкуренции как род и вид. Однако оно должно соотноситься указанным образом с дефиницией понятия ограничения конкуренции, что так же не наблюдается.

Один из недостатков правовой охраны от названного правонарушения - правовое обособление акта недобросовестной конкуренции в форме рекламы от того режима деликтного производства, который присущ всем остальным ее проявлениям (особый повод для возбуждения административного дела, дата начала течения срока давности привлечения к ответственности, момент выявления правонарушения, подведомственность).

Думается, что в настоящий момент неверно разрешена коллизия квалификации актов недобросовестной конкуренции, совершая которые хозяйствующий субъектом не только использует рекламу, но и иные способы распространения ложной, неточной информации, введения в заблуждение, некорректного сравнения и т. п. Такие деяния следует квалифицировать по совокупности ст. 14.3 и 14.33 КоАП РФ, а не только по ст. 14.33 КоАП РФ.

<< | >>
Источник: Титов Евгений Евгеньевич. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Недобросовестная конкуренция (ст. 14.33 КоАП РФ):

  1. 5.2. Недобросовестная реклама как инструмент недобросовестной конкуренции. Практика антимонопольного контроля
  2. Социально-экономическое содержание рыночной конкуренции. Экономический цикл конкуренции. Недобросовестная конкуренция
  3. Недобросовестная конкуренция
  4. Недобросовестная конкуренция в России
  5. Конкуренция недобросовестная
  6. Характерные черты недобросовестной конкуренции
  7. Аргумент о недобросовестной конкуренции
  8. Недобросовестная конкуренция
  9. 5. Характеристика нарушений в виде недобросовестной конкуренции. Правоприменительная практика
  10. Вопрос №3. Формы недобросовестной конкуренции и методы регулирования.
  11. Вопрос №3. Роль рекламного законодательства в пресечении недобросовестной конкуренции.
  12. Вопрос №3. Методы недобросовестной конкуренции и опыт мирового законодательства по ее устранению.
  13. Тема 6. Пресечение недобросовестной конкуренции в рамках антимонопольного регулирования
  14. 5.1. Формы недобросовестной конкуренции как объект ограничительной деловой практики
  15. Недобросовестная реклама
  16. Тема 3. МЕХАНИЗМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ РЫНКА Рыночная конкуренция: совершенная и несовершенная конкуренция
  17. Вопрос №3. Понятие конкуренции. Характеристика конкурентных рынков: олигополия, монополистическая конкуренция, чистая конкуренция. Эффективность функционирования конкурентных рынков.
  18. ГЛАВА 15МЕХАНИЗМ СОВЕРШЕННОЙ И НЕСОВЕРШЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ. ФИРМА В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ
  19. Это страшное слово "недобросовестность"
  20. Свободная, или совершенная, конкуренция. Преимущества и недостатки рыночной конкуренции
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЕД України - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -